Александр Луговской●●Университетский центр в Ариэле

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск


Характер материала: Лекция/выступление/публикация
Автор:
д-р Александр Луговской
Дата создания: 26/08/2009. Копирайт: правообладатель запрещает копировать текст без его согласия
Ошибка создания миниатюры: Не удаётся сохранить эскиз по месту назначения

Не хочу заниматься рекламой. Но займусь.

Содержание

Вступление. О колледжах и университетах.

Похоже, я никуда от этого не денусь, и скоро мне придется писать серию постов совершенно рекламного характера, откровенную заказуху. Почему-то те люди, которые имеют для этого соответствующую подготовку, дипломы, красивые сертификаты, оплаченное рабочее время и прямое материальное вознаграждение (к слову, совсем неплохое), делают свою работу хреново. А поскольку мы зависим от результатов их работы, то приходится переделывать ее заново. Идиотизм, правда?

Что я имею в виду?

Да все очень просто. В Израиле очень остро стоит проблема конкуренции учебных заведений. Число студентов / учеников непосредственнейшим образом влияет на благополучие и процветание заведения в целом и всех тех, кто в нем работает (кроме бездельников из отдела рекламы и маркетинга - на этих не влияет ничего, совершенно безнадежные ребята).

Дело не в том, что высшее образование у нас платное - оплата студентов формирует где-то порядка трети бюджета. Просто по числу студентов определяется и размер правительственного финансирования, и то, сколько дадут спонсоры, и даже то, каким весом обладает тот или иной университет или колледж при обсуждении разных вопросов (в том числе, при дележке пирога). Нужно было видеть, с какой невозможной гордостью ректор Бар-Илана говорил пару месяцев назад, что его университет стал крупнейшим в Израиле. Это не просто красивые слова, это - годы тяжелой работы по созданию и удержанию репутации, повышению, улучшению, углублению и пр.

Я работаю в очень своеобразном учебном заведении. Пожалуй, единственном в Израиле, которое находится, как у нас говорят, "между двух стульев". Почему? Коротко не получится, поэтому:

Маленькое лирическое отступление о том, что такое колледж и что такое университет

В Израиле, несколько огрубляя, существует две системы послешкольного образования (включающие множество подсистем и всяких особых случаев): система университетов и система колледжей (михлало́т). Университет дает академическое образование, колледж дает образование профессиональное. Для тех, то еще помнит советскую систему, университет - это гибрид университета / института с Академией Наук, а колледж - это иногда техникум, а иногда ПТУ.

Университетов в Израиле всего 7 (Иерусалимский Еврейский, Тель-Авивский, Технион, Бар-Илан, Беэр-Шевский Бен-Гурион, Хайфский + восьмой Открытый университет, который представляет собой нечто особое).

Колледжей - точно неизвестное, но большое количество. При этом колледжи бывают самые разные. "Русская" контора по подготовке абитуриентов к психометрии, в которой работает с десяток школьных преподавателей-почасовиков и действуют три группы по двадцать студентов, обучающихся один раз в неделю на протяжении трех месяцев - это колледж. И гигант, в котором несколько тысяч студентов, с тысячу преподавателей, а обучение идет несколько лет по ежедневной сетке - тоже колледж.

Сколько-то лет назад колледжи стали подразделять на просто колледжи и академические колледжи. По советской схеме это примерно соответствует делению на (П)ТУ (просто колледж) и техникумы (академический колледж). Обучение в академическом колледже длится три-четыре года и дает сертифицированную государством академическую первую степень.

С дипломом академического колледжа человек может пойти работать или продолжить обучение на вторую и третью степень в университете, поскольку его первая степень соответствует стандартам и признается университетами.

На практике, университеты выпендриваются и требуют досдачи некоторых предметов (не всегда), но они это делают и при переходе студента из одного университета в другой.

Обучение в неакадемическом колледже дает специальность квалифицированного рабочего и не дает права учиться в университете (можно записаться на мехину́ - подготовительное отделение, и доучить там все то, чего не хватает для университета, но это никак не связано с тем, что человек учил в колледже).

При этом есть немногочисленные очень известные неакадемические колледжи, диплом которых востребован чуть ли не на уровне университетского, а порой и выше, и есть масса неакадемических колледжей, которые прозябают в неизвестности. Но все они активно занимаются вербовкой студентов.

Университетский Центр в Ариэле. Немного истории.

Итак, чуть выше я написал, что я работаю в единственном в Израиле учебном заведении, которое находится между двух стульев. Почему? - Никуда не денешься, придется немного рассказать о том, что такое Университетский Центр в Ариэле (УЦА).

Город Ариэль начался 8 августа 1978 года с сорока семей работников авиационной и военной промышленности. Первые месяцы город выглядел примерно так (фото с сайта муниципалитета Ариэля):

Открытие и первые шаги

В 1982 году университет имени Бар-Илана открывает в поселении Кдумим региональную школу младших инженеров, в которой ведется двухгодичная подготовка по нескольким инженерным специальностям. В 1990 году школа младших инженеров переводится из Кдумим в Город Ариэль. На тот момент в ней обучается порядка двухсот студентов. Выглядит это примерно вот так:

Как раз на момент переезда школы младших инженеров в Ариэль началась большая алия из СССР и в Ариэле была предпринята попытка как-то использовать прибывающий научный потенциал. В Ариэле был построен региональный исследовательский центр (в дальнейшем - технологические теплицы), через дорогу от которого и разместилась школа младших инженеров.

К 1992 году школа младших инженеров была "повышена" до колледжа, оставшись в нем в виде одной из составляющих. Вот примерно в этот момент и начинается то, что отличает сегодняшний Университетский центр от колледжей и от университетов Израиля. А именно, теснейшее сотрудничество ученых-исследователей, среди которых очень высок процент приехавших из СССР, с академическим преподаванием.

Нынешний ректор УЦА проф. М. Зиниград рассказывал мне, что примерно через год после приезда в Израиль у него был выбор: работать в университете имени Бар-Илана или пойти на рискованное приключение, перейдя в маленькое поселение, где нужно было все начинать с нуля.

Представьте себе ситуацию: человек год в стране, языка нет, знание реалий весьма приблизительно. Зиниград рискнул. Многие другие тоже. В Ариэльском колледже открываются два факультета, инженерный и естественных наук. Немного позднее к ним присоединяется факультет общественных наук.

Направление: уровень университета

Обучение на новых факультетах ведется уже не два, а три-четыре года, а программа приводится в соответствие с университетской. С самого начала Ариэльский колледж принял решение не проводить обучение по специальностям "чистых наук". У нас нет отделений химии, физики или биологии. Есть "Биологическая химия", "Химическая инженерия", "Молекулярная биология" и так далее.

Причина такого выбора была проста: уже в тот момент колледж собирался конкурировать с университетами и нашел свою нишу на стыке дисциплин. Это позволило "оттянуть" себе тех абитуриентов, которые хотели получить диплом и готовую к применению специальность, с которой можно завтра пойти работать в промышленность. Решение оказалось удачным.

Если в начале типичная учебная группа состояла из трех-пяти студентов, то очень скоро группы выросли до нормальных университетских размеров, а общее число обучающихся стало измеряться тысячами. В 1996 году Ариэльский колледж получает в своем названии обязывающую приставку "академический", то есть его диплом начинает соответствовать стандарту первой академической степени.

Statue in Ariel university center.jpg

В 2000 году Академический Колледж Иудеи и Самарии в Ариэле выходит из-под "опеки" Бар-Иланского университета, хотя дружба между двумя учебными заведениями сохраняется. Примерно в это время начинается период бурного роста колледжа. Число отделений и факультетов растет, открываются новые специальности, постепенно повышаются требования к поступающим.

Кампус колледжа, изначально построенный напротив комплекса технологических теплиц, расширяется, полностью присоединив этот комплекс к себе да еще и отхватив кусок здания ариэльской полиции. Сегодня и сам Ариэль, и его учебный центр выглядят совсем иначе, чем когда-то:

Стать университетом

Года примерно с двухтысячного (точно не знаю - меня тогда там еще не было) ариэльцами ведется тяжелая закулисная борьба за открытие университета.

С одной стороны, по формальным критериям - число студентов, число факультетов и отделений, число профессоров среди преподавательского состава, уровень обучения - Ариэльский колледж обходит любой израильский университет на момент присвоения ему статуса университета.

С другой стороны, он находится на "оккупированных территориях". Это обстоятельство сразу отсекает возможности какого-то прогресса при левых правительствах и создает немало проблем с научным сотрудничеством и спонсорством.

Другая проблема - это банальное нежелание существующих университетов позволить появиться на свет еще одному конкуренту.

профессор Михаил Зиниград

Постепенно международные научные связи, вопреки всему, налаживаются. Ариэльский колледж начинает активно участвовать в научных конференциях и проводить их у себя.

Весьма поучительно было, когда мы проводили свою первую конференцию по математическому моделированию свойств материалов, а "друзья" из "Шалом Ахшав" списали с сайта конференции имена и адреса всех иностранных участников, а потом добросовестно поработали с каждым из них: звонили, писали письма, устраивали демонстрации. Примерно треть участников мы тогда потеряли. Но остальные приехали. А на следующую конференцию приехало еще больше.

При правых правительствах собираются подписи и утверждения. С другими университетами ведется активная работа в поисках компромиссов. Наконец, в 2007 году вся эта работа находит свое выражение в повышении статуса академического колледжа до университетского центра.

В Израиле никогда не было такой категории академических заведений как "университетский центр". Но нужно было изобрести что-то такое, что позволило бы успокоить амбиции других университетов. Изобрели. По факту, университетский центр - это университет, который называется по-другому. Статус дан на пять лет, а потом мы постараемся его изменить на обычный "университет".

Сразу после того как учебный комплекс в Ариэле был переименован в Университетский Центр, левые во главе с тогдашней министершей образования Юли Тамир подняли жуткий шум в прессе, грозили судом и попортили нам немало нервов. Однако предсудебные процедуры очень наглядно показали, что кроме шума ничего не получается, и вся эта трескотня постепенно сошла на нет. Юли Тамир приходит и уходит (надеюсь, насовсем уходит), а мы остаемся и движемся дальше.

Университетский Центр в Ариэле сегодня. Внешность и характер.

Я немножко рассказал о том, как на свет появился Университетский центр Ариэля (УЦА). Теперь, видимо, есть смысл сказать о том, что он представляет собой сегодня.

Кампусы университета (сзади - верхний)
  • Два кампуса, разделенные шоссе. В перспективе их планируется объединить в один.

Ариэль находится в горах, УЦА - в самой верхней его части. Разница высот между кампусами - метров сто. Если мысли могут материализоваться, то когда-нибудь дорожка-лесенка из нижнего кампуса в верхний сама собой превратится в эскалатор или фуникулер, потому что об этом много лет просят тысячи поднимающихся. Вроде, недалеко, а побегаешь туда-сюда - мало не покажется.

  • Порядка десяти тысяч студентов. Тысяч восемь из них - обычные студенты, которые учатся на первую академическую степень по разным специальностям. Остальные - всевозможные неакадемические курсы, повышение квалификации, переподготовка и т.д.
  • Общежития. Два корпуса в пять этажей плюс с полсотни домиков-караванов. В корпусе мне доводилось жить (когда у нас шли конференции, приходилось перебираться туда на несколько дней). Вполне нормально. Секция из трех комнат на 2-3 человека каждая, душ, туалет, холодильник, кухня, общий салон.
Караванный городок-общежитие студентов Университетского центра Самарии в Ариэле

В караванах я лично не жил, но слышал отзывы нескольких человек. По их словам, вполне нормально. Стоит место в общежитии что-то порядка пятисот шекелей в месяц. Многие студенты снимают квартиры в Ариэле или окружающих поселениях. Очень многие ездят на автобусах или на своих машинах из Гуш-Дана (Тель-Авив, Петах-Тиква), Кфар-Сабы, Раананы. Некоторые из более далеких мест.

  • Четыре факультета (инженерии, естественных наук, общественных наук и "наук о здоровье" - так это называется на иврите, а лучшего перевода на русский я найти не смог).

Две независимые "школы" (в американском университетском смысле): архитектуры и журналистики. Всего 24 отделения (наверное, по-русски это ближе всего к слову "кафедра", хотя тоже не вполне точно).

  • Более двух сотен преподавателей, из которых более шестидесяти - профессора. Профессор в Израиле - это не ставка в штатном расписании, а ученое звание, которое утверждается Всеизраильским советом по Высшему образованию, МАЛАГ, поэтому академическое заведение само не может "наштамповать" профессоров.
  • Состав студентов. Процентов тридцать - "русские". Процентов десять - арабы. Остальные - обычные израильтяне. Процентов 30 - вязаные кипы". Процентов пять - харедим. Остальные - светские. Все вышеописанное - официальные данные, которые можно найти во многих местах.

Интересующихся я, естественно, адресую на сайт УЦА (иврит). К сайту, кстати, есть масса претензий, в нем есть ляпы, и их там немало. В качестве некоторого оправдания могу только сказать, что мне неизвестны израильские университетские сайты, не содержащие большого количества ляпов.

А вот дальше я должен ступить на скользкую почву того, что на официальных сайтах не публикуется. Не потому, что это - закрытая информация, а просто потому, что она не носит официального характера, быстро меняется, быстро устаревает и вообще с трудом поддается строгой проверке. Я имею в виду достоинства и недостатки, успехи и неудачи УЦА, как они видятся с точки зрения его преподавателя.

Университетский Центр в Ариэле сегодня. Учеба.

Раньше я писал, что на сегодняшний день у нас действуют 21 отделение в рамках четырех факультетов. Потом сделал список всех наших отделений и получилось, что их не 21, а 25. И это при том, что я не внес в этот список всякие полунезависимые структуры типа школы младших инженеров. Что-то где-то не сошлось. Не думаю, что это важно.

В общем, получается вот такая структура:

  • Факультет инженерии:
    • Отделение общей инженерии
    • Отделение механической инженерии и мехатроники
    • Отделение инженерии электрики и электроники
    • Отделение гражданской инженерии
    • Отделение промышленной инженерии и менеджмента
    • Отделении химической инженерии
  • Факультет естественных наук:
    • Отделение математики и компьютеров
    • Отделение молекулярной биологии
    • Отделение биологической химии
    • Отделение прикладной физики
    • Отделение медицинской физики
  • Факультет наук о здоровье:
    • Отделение медицинского управления
    • Отделение физиотерапии
    • Отделение диетологии
    • Отделение отклонений в коммуникации
  • Факультет общественных наук:
    • Отделение поведенческих наук
    • Отделение психологии
    • Отделение криминологии
    • Отделение социологии и антропологии
    • Отделение экономики
    • Отделении экономики и управления бизнесом
  • Школа социальных работников
  • Отделение изучения Израиля и Ближнего Востока
  • Отделение культурного наследия
  • Отделение политических наук (Глупое название, я понимаю. Но оно так называется)

Вы, наверное, обратили внимание, что отделение химической инженерии в списке выделено жирным шрифтом, а еще несколько отделений - наклонным. Это выделение - прямое следствие моего эгоцентризма, потому что на отделении химической инженерии я работаю, а с отделениями, которые выделены наклонным шрифтом, имею дело. В смысле, читаю или читал им различные курсы.

Про остальные отделения я не знаю почти ничего, ибо нельзя объять необъятное. Соответственно, вряд ли мне есть смысл про них что-то рассказывать. И спрашивать меня о тех (не "жирно-наклонных") отделениях тоже мало смысла.

Что же касается тех отделений, о которых я что-то знаю, есть несколько фактов, которыми я могу и хочу похвастаться:

  • Наше отделение мехатроники считается одним из сильнейших в стране. Во всяком случае, так о нем периодически пишут в прессе. Не исключаю, что дело тут в фото- и телегеничности роботов, которые изготовляются студентами-мехатронщиками в качестве учебных проектов, но в любом случае, это отделение заметно.
  • Наши математики и компьютерщики имеют очень приличную репутацию как на рынке, так и в науке. Мне не раз доводилось слышать хорошие отзывы о них в самых неожиданных ситуациях. Пару раз даже звучали весьма лестные сравнения с Технионом (не берусь судить, насколько они обоснованы). Отделение выпускает журнал Functional Differential Equations и раз в пару лет проводит у нас международные конференции.
  • Наши электронщики были охарактеризованы одним из ведущих электронщиков Тель-Авивского университета профессором Лицыным следующим образом:

"К чести Вашего заведения должен сказать, что выпускники первой ступени - единственные среди выпускников колледжей в Израиле, доказали свою способность учиться в ТАУ на вторую степень по электронике. Остальные не справлялись с дополнительными курсами. В год на вторую степень ТАУ по электронике поступают 2-3 выпускника Ариэля."

Оставим слово "колледж" на совести автора (ожидать другого от профессора ТАУ было бы наивно), суть от этого не меняется: ТАУ славится жесткостью отбора.

Ну а на наших ребят, работающих в бесчисленных средних и мелких компаниях, наталкиваешься просто постоянно. По идее, в этом месте мне нужно набрать полную грудь воздуха и начать увлеченно рассказывать о моей исследовательской группе. Не посвятить ей отдельную главу было бы с моей стороны банальным неуважением.

Центр Материаловедения.

Доктор Алекс Луговской в лаборатории материаловедения (фото с сайта "Луговса")

Центр Материаловедения был основан десять лет назад на базе четырех существовавших на тот момент исследовательских лабораторий:

  • Лаборатории Инновационных Материалов (Advanced materials) - проф. М. Зиниград,
  • Лаборатории Полимеров - проф. Э. Бормашенко,
  • Лаборатории Кристаллов - д-р М. Цейтлин и
  • Лаборатории Структурных Материалов - д-р М. Нисневич.

Я работаю в Лаборатории Инновационных Материалов, о деятельности остальных лабораторий знаю намного меньше, поэтому расскажу то и так, как сумею - не обессудьте.

Д-р Михаил Цейтлин занимается выращиванием кристаллов КТР с совершенно уникальными оптическими и термическими характеристиками. Разработанная им методика не имеет аналогов по размерам и характеристикам получаемых кристаллов. На основе этой методики была создана Хай-тек компания Raicol Crystals Ltd., расположенная у нас же в кампусе, которая поставила выращивание кристаллов на поток и успешно продает их за шестизначные долларовые суммы НАСА и ряду других почтенных организаций.

Профессор физики Эдуард Бормашенко

Группа профессора Эдуарда Бормашенко занимается многосторонним исследованием физики полимеров. У группы немалые достижения в области диффузионных и оптических свойств полимеров, но ее главный "конек" - создание поверхностей с супер-гидрофобными свойствами, предлагающих принципиально новое решение проблем обледенения самолетов, запотевания стекол и ряда других. Точно знаю, что группа открыла старт-ап компанию и вполне успешно продвигает свои изобретения, но, к сожалению, не знаю деталей.

Группа профессора Михаила Зиниграда (моя группа) начиналась с исследования, проведенного по заказу компании General Motors и связанного с созданием особой технологии наваривания антикоррозионного шва на кузов автомобиля. Проект был успешно завершен (а использованное для него оборудование до сих пор стоит и мешает), а его научный аппарат был выведен в отдельное направление, связанное с моделированием технологических процессов и созданием материалов с заранее известными свойствами.

Года четыре назад в какой-то немецкой газете нас даже назвали одним из трех ведущих исследовательских центров мира, но газетчики склонны к красивым фразам, не заботясь об их соответствии реальностям. По этому направлению раз в два года мы проводим международные конференции ММТ. Эти конференции давно уже переросли формат встреч по моделированию процессов, на них активно разрабатывается еще ряд направлений (нано-технологии, плазменное оксидирование и другие), но название прижилось.

Совершенно другими разработками нашей лаборатории являются (только перечислю то, что можно перечислить, не нарушая некоторых соглашений коммерческого и оборонного характера):

  • Создание покрытия, заменяющего собой гальваническое хромовое покрытие и имеющего лучшие свойства (заказчик - концерн Таасия Авирит; это - наш первый заработанный миллион).
  • Создание высокопрочного алюминия путем особой технологии литья (заказчики - несколько крупных металлургических предприятий).
  • Разработка технологии, на порядок усиливающей защитные свойства УФ фильтров в составе косметических и лакокрасочных составов.
  • Исследование механизмов процессов электроосаждения металлов из хлоридных расплавов (мое, не прикладное).

Есть и еще ряд вещей, но не обо всем можно рассказать. Про наши исследовательские дела, пожалуй, хватит. Перейдем к делам студенческим.

Кому нужны материаловеды?

Еще два года назад отделение официально называлось "Отделение химической инженерии и биотехнологии". На нем готовились специалисты, имеющие первую степень по химической инженерии с навыками работы и знаниями, нужными на любом химическом или биохимическом производстве.

Два года назад МАЛАГ (государственный совет по высшему образованию) наконец утвердил нам открытие новой специальности "Химическая инженерия и материаловедение". Поэтому сейчас отделение готовит инженеров-химиков по двум профилям: биотехнология или материаловедение.

В этой части я постараюсь рассказать о том, что такое материаловедение и где оно требуется, а в следующей немножко опишу в плане того, что у нас есть.

Химический инженер-материаловед - это все производства, имеющие хотя бы какое-то отношение к вопросу создания, обработки или правильного выбора материала. Начнем с модных компаний хай-тек.

Во-первых, существует масса компаний хайтека, непосредственно занимающихся созданием материалов: полупроводников, биологических композитов и других. Только два примера из множества.

В хирургии постоянно появляются новые и новые материалы, совместимые с естественной средой человеческого организма. Всевозможные импланты (не только силиконовые груди, но и импланты суставов, зубов, вставок кости), нити для сшивания, пружины, расширяющие и поддерживающие изнутри кровеносные сосуды (про сердечно-коронарное шунтирование все слышали?), кольца, прижимающие сетчатку к глазному дну, и так далее, и тому подобное. Разработка и исследование этих материалов - широчайший рынок, к которому непосредственное отношение имеет инженер-материаловед.

Современная технология невозможна без лазеров различных типов. А лазеры большинства типов невозможны без очень особых кристаллов внутри. Кристаллы с особыми свойствами необходимы также для создания всей электроники. И даже для обычной зажигалки. Я лично знаком с несколькими компаниями, которые построили свой бизнес на разработке таких кристаллов. И у них это неплохо получается.

Во-вторых, даже "обычный" нехимический хайтек в большинстве случаев нуждается в материаловедах. Все эти гаджеты типа умных игрушек, кружек USB для кипячения воды непосредственно от компьютера, датчики, сообщающие родителям, что их ребенку нужно срочно сменить подгузник, экспресс-анализаторы крови и мочи - все это требует очень грамотного подбора материала, из которого будет сделано изделие или его часть.

Единственный вид хай-тека, где материаловед не нужен - это написание стопроцентно программного продукта, чистое программирование. Но это - очень маленькая доля хай-тека.

Любая компания, где производится выпуск полимеров или композитов, имеет своего материаловеда или обращается к услугам тех, кто понимает в материаловедении. Таких компаний у нас невероятное количество. Даже я - домосед, предпочитающий сидеть в своем кабинете, а не мотаться по стране, видел их под сотню, а слышал о гораздо большем количестве.

Всем этим компаниям инженер-химик-материаловед необходим на всех стадиях: производство материала из готового полуфабриката (как правило, они получают его из-за рубежа, а у себя занимаются формованием, прессованием, штамповкой готовых изделий), прогноз свойств изделий в условиях их эксплуатации, разбор и устранение постоянно возникающих нештатных ситуаций.

Любая компания, занимающаяся литьем металлов (доменных и мартеновских печей в Израиле, конечно, нет, но вот алюминий и ряд других металлов льют вовсю) или созданием гальванических и других защитных покрытий, не может существовать без инженера-химика.

Как ни странно, таких компаний у нас невероятное количество. Гальванический цех вы, скорее всего, найдете в любой промзоне. Любая компания, занимающаяся производством лекарств или косметики, не может без инженера-химика. Только из крупных и известных, стоит упомянуть "Тэву", "Сано", "Ахаву" или "Доктора Фишера". У всех этих компаний есть мелкие и менее заметные конкуренты, у всех этих компаний есть компании-поставщики, которым тоже необходимы инженеры-химики.

А еще нельзя не упомянуть лакокрасочное производство, изготовление резины (почти в каждом городе делают шины и покрышки), бумажное и цементное производства.

Все это - места работы инженеров-химиков-материаловедов.

Тем, кто мечтает о карьере ученого, есть смысл задуматься о продолжении обучения на вторую и, далее, на третью степень по химической инженерии-материаловедению. Эти степени можно получить в Израиле всего в нескольких местах, одно из которых - наш Университетский центр. Исследователи работают в самих академических учреждениях (вот мы, например), а также во множестве частных исследовательских компаний в Израиле и за его пределами.

Наконец, не стоит забывать о том, что сегодня любой муниципалитет или местный совет обязан обеспечить контроль и мониторинг за соответствием используемых материалов экологическим и медицинским нормам. Следовательно, существует немало мест, где знания материаловеда применяются на "чиновничьих" местах.

Немало наших выпускников я встречал в различных компаниях, продающих и обслуживающих аналитическое и другое химическое оборудование. В общем, кому что нравится и у кого как сложится.

Разумеется, из сказанного не нужно делать вывод, что стоит вам получить наш диплом, как работодатели выстроятся за вами в очередь и начнут наперебой соблазнять вас высокими зарплатами и всякими льготами. За хорошей работой, как и везде, нужно побегать. И всегда есть и будут случаи, когда она не находится. Но большинство наших выпускников довольны. Надеюсь, и вы будете довольны.

Академическая степень по материаловедению.

Материаловедение на академическую степень можно изучать в Израиле в нескольких местах:

Везде своя специфика:

  • Академический колледж в Иерусалиме изначально ориентирован на полупроводники. Полупроводники там действительно изучают хорошо, другие материалы - поменьше. Преподаватели почти все из Еврейского университета. Собственная база аналитического оборудования фактически отсутствует, исследовательские работы не ведутся (во всяком случае, я никогда не сталкивался с исследованиями, выполненными в этом заведении; вероятнее всего, они ведут их в Еврейском университете).
  • Высшая школа Шенкар - это очень высокий уровень обучения дизайну. Технологическое обучение в Шенкаре подчинено дизайну. Обучение материаловедению сконцентрировано на довольно специфических материалах: ткани, пластмассы, немного керамика "посудного" типа. Об особых успехах мне слышать не доводилось.
  • Университет имени Бен-Гуриона. Очень мощное и разностороннее обучение. Очень сильная школа. Вероятно, единственный минус - здесь подробно и детально учат, как анализировать материалы. Намного меньше - как их создавать.
  • Технион. Сильно выраженный уклон в полупроводники (естественно: Технион). В целом, мощная школа.

Теперь о нас. Разумеется, было бы глупым нахальством сказать, что мы сильнее, оснащеннее и известнее, чем Технион или БГУ (университет Бен-Гуриона). Наоборот, нам очень трудно конкурировать с этими двумя почтенными школами. Тем не менее, и у нас есть кое-что, позволяющее выглядеть неплохо.

Оснащение, из "крупного":

  • Сканирующий электронный микроскоп (SEM JEOL - JSM 35 CF с мощной EDS-системой, позволяющей провести элементный и фазовый анализ образца непосредственно при микроскопировании).
  • Металлографическая лаборатория с комплектом микроскопов и твердомеров (Викерс, Роквелл).
  • XRD (рентгеноструктурный анализ) - закупается в настоящий момент. Надеюсь, начнет штатно функционировать через несколько месяцев.
  • Плазменное и газопламенное напыление.
  • Стенд для испытания механических свойств (LLoyd, 10 kN, натяжение, сжатие, изгиб).
  • Спектроскопия: NMR-800, UV-vis, FTIR, ICP
  • Электрохимия, коррозия: две лаборатории, штук пять потенциостатов.
  • Само собой, центрифуги, хроматографы (HPLC, GС), масс-спектрометры (GC-MS), термический анализ (STA).

Это - купленное стандартное оборудование. Есть и свое кое-что, например, уникальная установка для микродугового оксидирования, получившая высокие оценки ведущих специалистов мира. Само собой, всякая мелочевка типа реакторов и дата-логгеров, о которой говорить не будем.

Это - очень мало, реально нужно намного больше. Тем не менее, уже сегодня наши первокурсники знают, что такое электронный микроскоп или разрывная машина не по картинкам, а частные фирмы со всего Израиля ездят к нам с заказами на исследования.

Чем мы отличаемся от других? Во-первых, мы не считаем правильным выпустить "чистого" материаловеда. На наш взгляд, плох тот инженер, который умеет лишь определить, что перед ним. Наш выпускник - инженер химик-материаловед, знающий не только то, как определить материал, но и то, как его создать.

Кроме того, мы уделяем особое внимание технологическим процессам, ведущим к получению материалов с теми или иными свойствами, а также к прогнозированию и моделированию этих свойств. Последнее уникально не только в Израиле, но и за его пределами.

Из "шкурных" моментов. По крайней мере на сегодняшний момент, у нас маленькие группы. Это естественно, потому что специальность "Материаловедение" выделилась из нашего общего потока химической инженерии совсем недавно. Но для студентов это - уникальная возможность получить значительно более широкие возможности общения с преподавателем, чем в обычном университете.

Если сравнивать наше обучение с колледжами, то здесь преимущества многочисленны и очевидны. Я не буду еще раз рассказывать про оборудование и профессуру, а просто скажу, что ни в одном колледже у студента-материаловеда не существует возможности посмотреть на передовые исследования в своей области и принять в них непосредственное участие. Это - типично университетская особенность. У нас это представлено в полной мере. Ну, пожалуй, остается подвести итоги.

Теперь по сути.

В прошлом году мы открыли первый набор по специальности "Инженер-химик-материаловед", выделенной как отдельная специальность на отделении химической инженерии. В нашем первом наборе всего четыре студента. Это нормально, вначале так бывает всегда.

В этом году набрано уже больше. Неделю назад зачисленных на курс было шестеро, состояние на сегодняшний день я не проверял. Это значит, у нас хорошая динамика, курс будет открыт, все в порядке. Но лично мне хотелось бы, чтобы на этом курсе было больше студентов.

Почему? По соображениям двоякого рода: во-первых, некоторые виды занятий предполагают большее количество студентов. Когда их меньше десяти, занятие все равно проводится, но часть его "мощности" крутится вхолостую. В подробности входить, наверное, не стоит - кому нужны наши кухонные секреты.

Во-вторых, отстаивать интересы группы проще, когда за ее спиной много студентов. Проще выбивать лучших преподавателей на общие курсы (всякие там высшие математики, английский и т.п.). Проще получать хорошие аудитории для лекций и удобное время для лабораторных. В конце концов, проще "урвать кусок" при дележке академического бюджета.

Почему я в этом так заинтересован? Ну, во-первых, у меня работа такая. Так уж сложилось, что я курирую в УЦА специальность "Химическая инженерия - материаловедение". Во-вторых, хотите, называйте это служебным рвением, хотите - честолюбием. В любом случае, мне хочется, чтобы на моей специальности были лучшие студенты, лучшие преподаватели и лучшая репутация. И все это требует немалого труда. Вот я и тружусь, по мере сил.

Чего я хочу от тех, кто читает эту запись? Очень простой вещи: я хочу, чтобы о нашем Университетском Центре и об изучении материаловедения в его стенах знали. Если о нас знают, к нам идут. Работать и учиться.

Если в дополнение к знать кто-то захочет рассказать своим знакомым, в особенности, разумеется, тем, кто задумывается об учебе - еще лучше. Ну, и если среди читающих этот пост найдутся те, кто заинтересуется в более практическом плане - совсем замечательно.

Дополнительную информацию можно получить:

  • на сайте УЦА (иврит);
  • у йоацо́т (консультантов) на отделении химической инженерии: Рути (иврит) 03-9066650, Галя (иврит, русский) 03-9066289;
  • у меня: д-р Алекс Луговской (лучше просто Алекс), в комментах или по тел. 050-4780271 (офисный номер не даю, потому что на месте бываю редко).

Счастливо! И, не исключено, до встречи.

См. также

Источники