Байки сторожа

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск


Характер материала: Юмор, сатира
Автор:
Леонид Гроервейдл
Опубл.: 9.05.2019. Копирайт: правообладатель разрешает копировать текст без изменений
Байки сторожа
Будка сторожа на одном из заводов, где я сидел.

Работать сторожем неприбыльно, неинтересно и не ахти как приятно. Идут туда те, кто не может найти чего-нибудь получше.

Я работал так довольно долго, пока жизнь не взяла за шиворот и не заставила сменить род занятий.

Зато встретил кучу интересных людей, увидел вблизи родной край и услышал много интересных историй.

Вот некоторые рассказы из моей тогдашней жизни.

Содержание

Неуязвимые разгильдяи

Мой коллега рассказал мне байку о пользе израильского оболдуйства.

Он был в армии сержантом. Как-то его назначили старшим по команде из четверых солдат на проверочном посту в секторе Газы.

Пост - круглая бетонная башенка с балконом наверху - стоял во степи глухой на перекрёстке двух дорог. Задача была - проверять документы у каждого, кто проедет мимо. Но никто не ехал.

Поскольку невозможно пялиться часами в пустоту, ребята запирали броневую дверь и играли в карты.

Однажды снаружи раздался страшный взрыв. Выглянув, солдаты увидели искорёженный велосипед - и никого. Вышли, взглянули. Один из боков башенки был весь в кровавых ошмётках.

Прибывшие сапёры сказали, что террорист-самоубийца то ли поставил бомбу на таймер (но так и не дождался, чтобы к нему кто-нибудь вышел), то ли неосторожно обращался с ней.

Если бы его вовремя заметили и действовали по инструкции, то следовало одному солдату подойти к нему для проверки документов, а второму подстраховать его на случай нападения - то есть стоять близко с готовым к стрельбе оружием. Командиру при этом тоже следует быть рядом со своими солдатами. То есть, два-три наших парня ушли бы на тот свет вместе с этим шахидом.

А так - все целы. Наших не прошибёшь - они всегда такое учудят, что никто не мог предвидеть.

Я это вспомнил, услышав по радио про экипаж танка, который дрых в полном составе в точке соприкосновения с противником...

Гоголевские мотивы

Центр Азриэли в 2000 году.

В 2002 году я караулил по ночам посёлок Офарим в южной Самарии. Тёплой летней ночью на горизонте, как на ладони, светились небоскрёбы Тель-Авива.

Однажды я оторвался от письма, которое писал другу за столиком на посту и взглянул на небо. Там не было луны! Когда в предыдущий раз смотрел - была, а теперь исчезла. И нигде не видна!

Тут я посмотрел на силуэт центра Азриэли и явственно представил себе, как из одного из окон вылез чёрт, спёр луну с неба и вернулся к себе в оффис. То, что он работает в Тель-Авиве, мне уже давно было понятно.

И Солоху там можно встретить на каждом углу, а её местную разновидность - в каждой конторе.

Утром жена, понимающая в астрономии, объяснила мне, что Луна ходит по небу не как Солнце - по дуге, а по довольно сложной траектории. Следующей ночью Луна была на месте.

Может быть, чёрта поймала полиция?

Эта история вспомнилась мне летом 2011 года, когда на бульваре Ротшильда возникли палатки протестунов, требующих себе субсидий на проживание в Северном Тель-Авиве. Чёрт с ними!

К вопросу об НЛО

Иногда Марс подходит к Земле ближе обычного и виден на небе как крупная звезда. Однажды у меня с этим вышла целая история.

В 2003 году Марс был так близко, как бывает раз в десятки лет. Я, как и все, слышал об этом по радио, но и только. В астрономии я ничего не понимаю.

Ѓар-Хемед в 2004 году.

В то время я караулил по ночам один из кварталов посёлка Кдумим. Квартал Ѓар-Хемед находится в отдалении от основной территории посёлка, на холме. Ночью, один среди горстки "караванов" стоишь и слушаешь радио.

Накануне была ночь с пятницы на субботу. В интереснейшей передаче второго канала "Личная пятница с Моше Тимором" выступал председатель объединения уфологов Израиля. Рассказывал про летающие тарелки. Выразил надежду, что теперь, когда у всех есть телефоны с фотоаппаратами, наберётся множество снимком НЛО. И никто больше не сможет отрицать их существование.

И вот, в ночь с субботы на воскресенье, я почувствовал, что в привычной картине вокруг меня что-то изменилось. Посмотрел по сторонам. Слегка к югу от Шхема на большой высоте висело что-то яркое.

Не осветительная ракета, потому что висела неподвижно. Не прожектор на борту вертолёта - слишком высоко. Не самолёт - опять же, неподвижно.

Тарелка! Накликал, болван!

Кстати... Я смотрю на неё. А куда смотрят с неё? Я тут один на голом месте, виден как волосок на лысине. Вот сядут сюда, заберут на Альдебаран и пустят на альдешашлык.

Связался по уоки-токи с патрульным. Посмотри, мол, на небо в таком-то направлении, что это там? Но патрульный помочь не мог, будучи прикован к унитазу приступом кишечного вируса.

Невозможно бояться часами подряд. Плюнул и стал читать книгу, не уходя даже в будку. Прилетят так прилетят, на то я и сторож. У меня "Узи" есть, пригодится в качестве дубинки.

Утром мне объяснили, что это Марс. Раньше был далеко, а теперь приблизился и стал такой яркий.

С тех пор он опять пару раз был яркий, и астрологи каждый раз пророчили всякие гадости. Но я уже умнее и не боюсь. Когда знаешь, что летающим тарелкам не до тебя, все страшилки из радио и ТВ (про арабов, про экономику) как-то легче переносятся.

Чудеса мимикрии

Меня много раз посылали караулить суд в Ариэле. Он у нас работает раз в неделю. Судья приезжает из-за "зелёной черты" и разбирает дела, какие есть - только тяжбы между жителями Самарии.

Если одна из сторон дела живёт внутри "зелёной черты", судиться надо там. Так однажды объяснил очередной приезжий судья, двухметровый пожилой господин в вязаной кипе, с аккуратной седой бородкой. Взяв в руки пачку дел, намеченных для разбора, он выбросил на стол два из них и объявил, что это не в его юрисдикции, нехорошо охарактеризовав готовившего эти дела работника.

"Все должны понимать, что мы тут в сущности военный суд в гражданской шапке. Если я приму к рассмотрению что-нибудь из этого, то завтра госпожа Кондолиса Райс прочтёт в "Нью-Йорк таймс", что судья такой-то своими полномочиями распространил израильскую юрисдикцию на Самарию. Я этого не хочу".

Судью внимательно слушал его телохранитель - парень с автоматом, который сопровождал судью в дороге, а во время заседаний суда находился в зале, рядом с ним. Он же принимал под расписку и клал в сейф всё то, что я отнимал у входящих - от пистолетов и ножей до маникюрных пилочек и пшикалок с дезадорантом. Парень был студентом юридического факультета, как и большинство охранников на этой работе. Присутствие в суде для них - хорошее учебное пособие.

Однажды утром приехала дама-адвокат, чтобы выступить по какому-то делу. Дама выглядела, как на картинке в газете: слегка взъерошенный парик, белая рубашка с длинными рукавами, чёрная юбка до колен и чёрные чулки. Ничего особенного.

Заседания длились целый день. Часа в четыре, после отъезда судьи, дама уладила бумажные дела в секретариате суда и зашла в туалет перед уходом. А вышла оттуда леди из женского журнала - с длинными волосами, в яркой блузке и джинсах. Даже обувь была другая, и исчезли квадратные очки в толстенной оправе. Она хитро улыбнулась и ушла, закинув на плечо большую сумку с камуфляжем.

До сих пор не понимаю, зачем были очки? Что они добавили к маскировке в целях подлизаться к религиозному судье?

Впрочем, женщинам виднее.

Что делать с людоедами?

Несколько лет назад было землетрясение на Гаити. Наши тогда послали туда военный госпиталь, помогать ликвидировать последствия.

В то время я караулил завод в промзоне Баркан. Однажды ко мне в будку привезли коллегу из ночной смены - он живёт в Имануэле, машины не имеет, и его привезли на два часа раньше, чем надо - просто по-другому не выходило. Мы сидели в будке вдвоём, когда ему позвонил сын - с Гаити. Он там был в подразделении охраны этого госпиталя.

Поговорив по телефону, коллега рассказал мне пару историй, услышанных от сына. Одна была такая.

В свободное время он пошёл погулять по городу со знакомой медсестрой. В некоторый момент они увидели, как к лежащему на улице трупу подошла группа людей; один из них оттяпал ногу и вгрызся в неё. Медсестра была близка к обмороку. Он срочно пошёл с ней назад. Девушку пришлось отправить домой, в Израиль из-за жуткого нервного потрясения.

А в 2011 году моя жена выудила в интернете историю из Америки. Там иммигрант с Гаити (опять!) напал на улице на бездомного и стал буквально жрать его живьём, откусывая куски от лица. Прибывший на место полицейский, увидев рожу людоеда с куском мяса в пасти, не стал его арестовывать, а стал стрелять. Уложил с пятого попадания - видно, тот был крепко под наркотой.

Можно помянуть и другие подобные происшествия за начало 2010-х годов (в России, например, два обдолбанных "гота" сожрали подружку).

А смысл, как мне кажется, в том, что самые страшные вещи из дремучего прошлого, оказывается, вовсе в нём не остались. Мы тут сидим на небольшом пятачке земли, который формально управляется законами современной цивилизации. И думаем, что цивилизованное поведение (оно же либеральное, демократическое) - это норма. И негодуем на тех граждан своих или других цивилизованных стран, которые ведут себя по-другому. Чаще всего негодуем справедливо.

Но, как выясняется, людоеды живут не в старинных сказках, а в паре дней езды от нас - где бы мы не жили. Те же гаитянские каннибалы (местное название "тонтон-макут") не из сказок, а из ихней совсем недавней истории. Просто не позаботились за двести лет независимости извести это явление.

А мы, оказывается, не готовы к встрече с такими вещами. Вот рядом с нами живут целые народы, у которых в порядке вещей вырезать целый город, от старого до малого, по ходу какого-то политического конфликта. Пару тысяч лет назад это было общепринято. Для нас сейчас это неприемлемо. А что будем делать, если часть этого народа, живущая прямо возле нас, возьмётся за то же самое?

В 1936 году тогдашние друзья Гитлера в наших краях стали стрелять и взрывать евреев везде, где могли. Полгода взяло тогда понять, что единственная возможность с этим бороться - начать делать то же самое с арабами (конкретных виновников не найти или не достать, да и не в них дело). Ещё полгода ушло у самого Жаботинского согласиться с этим фактом и разрешить такие операции. А потом это стало помогать.

Но тех, кто этим занимался, цивилизованные англичане ловили и вешали. А потом на Англию посыпались бомбы, и в ответ стали бомбить Германию и Италию. Тоже помогло, хотя теперь кое-кто задним числом пытается приравнять лётчиков Объединённых наций к нацистам. От большого гуманизма и, в целом, правильного воспитания.

А теперь в наших городах торчат толпы суданцев и эритрейцев. Этап, когда они вели себя привычным образом только друг с другом, уже пройден. Переключаются на местных жителей - в тех кварталах нищеты, где они обосновались. То есть там, где и без них лиха через край.

Любые действия по расхлёбыванию этого безобразия будут выглядеть безобразно. Наши добрые люди (из богатых кварталов, где нелегалов нет) уже гневно протестуют. На подходе мировое общественное мнение.

Говорят, похожие проблемы в Италии, Испании, США - везде, куда легко добраться из страшных, отсталых мест.

Как бороться с валом врагов цивилизации, не отступаясь от принципов цивилизации, пока никто не понял. Есть грустное предположение, что никак.

В Фэйсбуке на страничке моей доброй московской знакомой была помещена заметка о трагедии в сирийском городке, где в начале тамошней гражданской войны вырезали больше ста мирных жителей. Все возмущались. Я уже меньше, поскольку слишком много такого в соседних местах - притупилось восприятие.

В том же Ираке, например, где сунниты и шииты рутинно режут СЕМЬИ друг друга и каждый по отдельности - миротворцев из сил НАТО, которые пришли спасать невинных людей. Про это пописали-поговорили, да и кончили - надоело потребителям новостей на Западе. А оно не кончилось.

И в Сомали в своё время было то же самое. Пришли международные силы спасать страну от голода и разрухи, привезли еду - а местные жители давай друг друга убивать у них на глазах. Те было попытались навести порядок - так их начали убивать. Единственные, кто повёл себя адекватно, были пакистанские солдаты, обладавшие ментальностью, сходной с местной. Когда на них напали, они положили всех, кого видели, не разбирая ни женщин, ни детей.

И встал вопрос: для чего там находиться? Чтобы убивать местных жителей и гибнуть самим? А на кой ляд? И ушли оттуда.

Того и гляди, уйдут из Афганистана. Ушли из Ливии при первой возможности. Очень не хотят лезть в Сирию, поскольку точно известно, что там та же картина. Просто там такие порядки: кто кого может, тот того гложет. Не глодать нельзя: иначе сгложут самих.

Люди живут в рамках своих представлений о норме. Нашему миру слабо́ навязать им наши представления. Так пора с этим смириться и подумать, как не дать навязать нам ИХ представления и не дать установить У НАС их порядки.

Поскольку это уже актуально. Они уже здесь.

Этнические особенности

Однажды меня послали сопровождать грузовик молочной компании "Тнува", развозивший продукцию по магазинам в посёлках Самарии. По их правилам, во время работы на "территориях" за "зелёной чертой" положен вооружённый охранник.

Мы приехали утром в Мазкерет-Батья. Агент и водитель занялись разгрузкой товара во дворе местного супермаркета. Рядом разгружал товар водитель грузовика какой-то фирмы, поставляющей овощи и фрукты. Он был йеменский еврей.

Овощник явно имел зуб на агента "Тнувы". Он непрерывно поносил его неподобной разной бранью, примитивной, но злобной. Слушать было противно. В конце, когда выгрузка молочного была закончена, овощник как раз пролаял в адрес агента: "Ты русский! Ты марокканец!".

Агент в первый раз среагировал и сказал дураку: "Уже реши, наконец, русский я или марокканец". Дурак не вступил в спор и обратился ко мне: "Ты знаешь, что у них, у марокканцев (выбрал всё-таки!), мужья бьют жён?". Агент сказал, тоже мне: "А у йеменцев жёны бьют мужей".

Мы поехали дальше. У агента зазвонил телефон. Он сказал, что жена звонит и просит совета. Ребёнок не хочет принимать лекарство, что делать. Водитель и я подключились к консилиуму, а я заметил удивительное изменение в голосе агента. С нами он говорил обычно, как все. В разговоре с женой у него был голос ласкового котика, трущегося об ногу хозяйки после слизанной сметаны.

После завершения разговора водитель сказал мне: "Его жена - йеменка". И я подумал, что, кажется, знаю, откуда у агента знания об особенностях семейного поведения йеменских женщин.

Иерусалим в Димоне

Мы караулили ночью с товарищем въезд в посёлок Шаарей-Тиква. Разговор коснулся кино, и он вспомнил, как однажды был на встрече зрителей со знаменитым французским кинорежиссёром Клодом Лелюшем.

Дело было в начале 1990-х годов, когда мой коллега жил в Димоне. Знания французского языка не понадобилось: Лелюш свободно говорил на иврите. Он приехал в Димону навестить своего старшего брата Габриэля, который был мэром города.

Он рассказал, как приехал вместе со всей семьёй в Израиль в пятидесятых годах, когда пришлось уносить ноги из Алжира. Их спросили, куда отвезти. Отец (он был религиозным человеком) попросил, чтобы в Иерусалим. Всех посадили в кузов грузовика и привезли в какое-то песчаное место далеко от аэропорта. Высадили и сказали: "Это ваш Иерусалим".

Жили в палатках. Работали на стройке или где придётся. Воду привозили раз в неделю и наливали в большую цистерну, стоявшую под открытым небом. Вскоре от жары вода в ней испортилась, люди начали болеть.

Клод ещё в Алжире хотел заниматься кино. Но понимал, что в Израиле ничего ему в этом плане не светит. К счастью, был дядя в Париже, который служил в полиции в довольно высоком чине и перебрался благодаря этому во Францию сравнительно плавно - перевёлся по службе. Его дочь училась в Сорбонне. Клод написал письмо, и ему помогли уехать.

Дальше были "Мужчина и женщина" и всё остальное. Время от времени приезжает в гости к брату. Он сохранил хороший иврит, имеет много связей с Израилем и всегда поддерживает страну.

Но никогда не забудет, как их привезли в Иерусалим.