Зеэв Ханин••Коалиционный кризис по вопросу возможности евреев покупать дома у арабов

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск


Характер материала: Обзор новостей
Автор:
Ханин, Зеев
Копирайт: правообладатель запрещает копировать текст без его согласия
Зеэв Ханин: Коалиционный кризис по вопросу возможности евреев покупать дома у арабов



Несмотря на то, что сформировавшаяся по итогам выборов в Кнессет 20-го созыва правящая коалиция насчитывает минимально возможное (61 из 120 депутатов) парламентское большинство, опирающееся на нее четвертое правительство премьер-министра Биньямина Нетаньяху пока демонстрировало относительную устойчивость. Это происходит вопреки немалым разногласиям внутри коалиции, ключевыми партнерами правящей правоцентристской партии Ликуд в которой стала "Кулану" Моше Кахлона – очередная "партия социального центра", а также две социально-популистские фракции религиозных ультра-ортодоксов – сефардская партия ШАС и ашкеназский блок "Еврейство Торы", заменившие пребывавшие в этой роли в прошлой каденции две светские партии – левоцентристскую "Еш Атид" Яира Лапида и правоцентристскую "Наш дом – Израиль" (НДИ) Авигдора Либермана.

Однако в пятницу, 22 января с.г. произошло событие, которое могло стать источником полномасштабного правительственного кризиса, и не исключено, причиной досрочных парламентских выборов.

"Жилищный кризис" и "домашний конфликт"

В этот день силы безопасности Израиля выселили группу молодых евреев, незадолго до этого вселившихся в два, рассчитанных примерно на 20 семей дома общей площадью 1200 квадратных метров, в старой части Хеврона. Эти дома, расположенные между древней святыней – пещерой Махпела – где, согласно традиции, находятся могилы прародителей еврейского народа Авраама, Ицхака, Иакова, Сары, Ривки и Леи, и еврейским кварталом Хеврона "Авраам Авину", принадлежали репатриантам из России до кровавого погрома, осуществленного арабами в 1929 году, и были заново выкуплены еврейской общиной несколько месяцев назад, были несколько месяцев назад приобретены жилищным кооперативом хевронской еврейской общины. Новоселы были депортированы из этих домов по приказу министра обороны Израиля Моше (Буги) Яалона. Несмотря на то, что сам факт купли-продажи не вызывал сомнений, министр обороны сослался на отсутствие у жилтоварищества документов, заверенных командованием Центрального военного округа, осуществляющим функции суверена на занятых в ходе Шестидневной войны 1967 года территориях Иудеи и Самарии, формально не аннексированных Израилем.

Нечто подобное в Израиле происходило уже не раз. В том же Хевроне такая же судьба постигла, например, новых владельцев "Дома Шапиро" и "Дома Махпелы", купленных местными евреями у арабов еще, соответственно, в 2002 и 2012 годах, и тяжба по поводу которых продолжается до сих пор. Или "Дома мира" (названного в прессе "Домом раздора"), куда евреи сумели вселиться лишь через семь лет после заключения сделки. Известно, что Хеврон был, наряду с Иерусалимом, Тверией и Цфатом, одним из четырех городов земли Израиля, где еврейское присутствие, несмотря на драматические события веков, прошедших после разрушения римлянами в 70 г. н.э. Иерусалимского Храма и ликвидации остатков иудейской государственности, не прерывалось никогда. И где уже в 17 веке значительную или большую часть населения вновь составляли евреи. Древняя еврейская община Хеврона вновь была уничтожена в ходе устроенного в 1929 году арабами еврейского погрома, и возвращение евреев в эту первую столицу царя Давида началось после Шестидневной войны 1967 года. Основным методом этого возвращения стал выкуп евреями домов, основная масса которых, собственно, изначально была еврейским имуществом, и в которые, после того как их владельцы были перебиты или изгнаны, вселились арабы-мусульмане, до 1967 г. владевшие этими домами на правах долгосрочной аренды у иорданских властей. Они продолжают распоряжаться этой недвижимостью на основании признания в Израиле приоритетности имущественных прав, подтвержденных документами времен турецкого, британского и иорданского правления. То есть в соответствии с нормой, которая делает легитимной ситуацию, при которой, как замечает израильский публицист и историк Александр Непомнящий, "евреи выкупают дома не у [изначальных] законных владельцев, а у наследников тех, кто их захватил… у убитых или изгнанных еврейских семей".

Оба вызвавших нынешний конфликт здания, которые до упомянутого кровавого погрома 1929 года принадлежали репатриантам из России, являются классическим примером такого имущества. Впрочем, совершенно понятно, что техническая или формально-юридическая сторона вопроса, ни в прошлом, ни сегодня, не была не главной. Едва ли не более важной является политико-идеологическая составляющая. С точки зрения право-религиозного лагеря, речь идет о восстановлении исторической справедливости, выполнения религиозной заповеди заселения Земли Израиля и утверждении еврейского присутствия в тех из "коренных" районов исторической родины еврейского народа, которые, по мнению большинства, при любом варианте развития событий, в конечном итоге останутся под израильским суверенитетом. С точки зрения левого лагеря, выкуп израильскими евреями домов и земельных участков в Восточном Иерусалиме, Хевроне и других местах за "зеленой чертой", сильно затрудняет или постепенно делает невозможным создание столь желаемого ими Палестинского государства, которое израильские левые готовы принять в версии лидеров ПНА/ООП. То есть, со столицей в восточном Иерусалиме, в "границах 1967 года" (то есть, по «зеленой черте») и полностью "свободным от евреев".

Участие в арабских беспорядках, часто – с применением насилия – вокруг любой еврейской покупки или строительного проекта на "территориях", которыми члены израильского анти-поселенческого лагеря увлекались ранее (и не пренебрегают и сегодня), находит все меньше понимания в глазах большинства израильского общества. Свою роль в снижении "порога терпимости" израильтян сыграли волны арабского террора, включая "интифаду Аль-Акса" начала нулевых годов и нынешние "ножевые теракты". Потому намного более эффективным из имеющихся в их руках инструментов активистам, действующим от имени этого лагеря правозащитных организаций, видится подача бесконечных исков и апелляций во всевозможные израильские и зарубежные судебные инстанции. Эти апелляции содержат требования толковать любые узкие места и разночтения между запутанными нормами земельного права разных эпох не в пользу евреев-покупателей и публичного свидетельства араба-продавца о совершенной им сделке.

Что, в принципе, не должно было бы вызывать возражений, если не принимать во внимание тот факт, что по законам Палестинской автономии, под административным контролем которой находятся территории, где проживает 96% палестинских арабов (включая большую часть Хеврона), продажа земли и собственности евреям является уголовным преступлением, которое наказывается смертной казнью. Это, естественно, заставляет арабов, продавших евреям дома и земельные участки, как правило, по "заоблачной", по местным понятиям, цене, в случае, если сделку не удается сохранить в тайне, отрицать факт ее заключения, с тем, чтобы просто элементарно сохранить здоровье или вообще остаться в живых. О том, насколько эта проблема стала животрепещущей, свидетельствует грандиозный скандал, который возник после публикации Вторым каналом Израильского ТВ сюжета, в ходе которого активист леворадикальной организации "Тааюш", получавший поддержку членов другой влиятельной ультралевой организации "Бецелем", сообщает, что передавал службам безопасности ПНА имена и фотографии арабов автономии, продававших земли израильтянам. Прекрасно при этом понимая, что наиболее вероятная перспектива для этих людей – пытки и очень возможная ликвидация.

Очевидно, что вся эта история вскрыла встроенное противоречие в деятельности многих, в том числе и финансируемых из-за рубежа, ультралевых организаций, которые декларируя себя в качестве правозащитных НПО, в данной ситуации выступают против базового гуманитарного и гражданского права людей распоряжаться своим имуществом. И потому фактически функционируют в качестве политических движений, продвигающих свое видение совсем другой проблемы – управления палестино-израильским конфликтом и заявляющих в этой связи цели, достижение которых оправдывает почти любые средства.

Коалиция и оппозиция

Возвращаясь к теме выселения израильскими военными властями евреев из купленных для них двух хевронских домов, отметим, что на этот раз и этих препятствий не было, ибо арабский владелец имущества и его адвокаты, вопреки сложившейся практике, подтвердили факт продажи. В силу чего жителям одного из домов, законность приобретения которого даже в этих экстремальных условиях, не вызвала сомнений у наиболее жестких блюстителей закона, вскоре разрешили вернуться, а юридические сюжеты вокруг второго дома вполне могут быть разрешены в интересах продавца и покупателей. Потому стоит попытаться понять, почему нынешнее, нерядовое, но отнюдь не беспрецедентное событие вызвало такой большой политический резонанс в Израиле.

Первый аспект этого вопроса – реальные мотивы, а не формальные причины действий министра обороны. Насколько можно судить, Моше (Буги) Яалон действует в рамках линии, избранной командой Нетаньяху, членом которой он является, направленной на сохранение геостратегического статус-кво между рекой Иордан и Средиземным морем. Этот курс требует декларации приверженности идее "два государства для двух народов", и, по возможности, поддержания переговорного процесса с ПНА на "медленном огне". Но отсутствие на той стороне, по мнению команды Нетаньяху, "внятного партнера по диалогу", позволяет относиться к обоим сюжетам, как к некой фигуре речи, которая не требует перевода в практическую плоскость до тех пор, пока у палестинских лидеров не "вправятся мозги". То есть пока следует воздерживаться от действий, которые могут, во-первых, вызвать усиление внешнего давления на Израиль со стороны США и Евросоюза. И во-вторых, привести к обострению ситуации в районах, по поводу будущего статуса которых в обществе пока нет консенсуса, и вынудить правительство отказаться от нынешней линии управления кризисом на территориях в пользу непосредственного управления палестинскими арабскими массивами. Именно эти соображения, надо полагать, и определили действия Моше (Буги) Яалона, одного из возможных наследников Нетаньяху на посту лидера Ликуда и претендента на пост премьер-министра, в коллизии с выселением евреев из двух домов в Хевроне, как и в других подобных случаях.

Критика этих действий, укладывающихся в общий "неоцентристский курс" правящего кабинета, не замедлила последовать как справа, так и слева. Левая оппозиция в лице левого фланга главного оппозиционного блока "Сионистский лагерь" (союз «Партии труда» и левоцентристского списка "Движение"), ультралевого блока «Мерец» и Объединенного арабского списка считает, что правительство должно как можно скорее свернуть еврейский поселенческий проект в Иудее и Самарии. Ибо он, по их мнению, является препятствием для палестино-израильского урегулирования по модели государства для двух народов с границей по «зеленой черте». А для начала – воспрепятствовать контрпродуктивному, в рамках этого понимания, акту возвращения еврейских жильцов в упомянутые дома, невзирая ни на какие юридические тонкости.

Критики действий Моше (Буги) Яалона "справа", напротив, настаивали на ультимативном праве евреев селиться и жить в любой части исторической земли Израиля. Что, по их мнению, вопреки бесконечным ссылкам на международное право противников еврейской поселенческой деятельности в Иудее и Самарии, как раз и подтверждено существующими международно-правовыми документами – от декларации Бальфура и решений Лиги наций (нормативных для ООН, унаследовавшей статус и обязательства этой организации) – и до соглашений Осло между Израилем и ООП. Причем, что характерно, подобное видение ситуации представил не только Авигдор Либерман, глава НДИ, занимающей сегодня нишу "светской правой" оппозиции правительству, но и критики действий Яалона (и опосредованно – позиции стоящего за его спиной Нетаньяху) внутри правящей коалиции. В том числе, и представители правого крыла правящего Ликуда, такие как спикер Кнессета Юлий Эдельштейн, министр алии и абсорбции Зеэв Элькин и министр туризма Ярив Левин. (Все трое заметили, что «именно в дни, когда террористы прилагают максимум усилий не только, чтобы убить и ранить как можно больше евреев, но и чтобы «сломать» их психологически, особенно важно доказать, что мы не откажемся от наших законных прав на Эрец Исраэль и готовы укреплять еврейские поселения, а не уничтожать их»).

Впрочем, "домашний бунт" в Ликуде, несмотря на угрозы двух депутатов от этой партии, Орена Хазана и Аюба Кара, проголосовать за вотум недоверия правительству, если изгнание евреев из домов в Хевроне не будет отменено, вряд ли мог иметь серьезные последствия. А вот резкая реакция входящего в правящую коалицию правого религиозно-сионистского блока "Еврейский дом" вполне могла взорвать правительственный кабинет изнутри. Очевидно, что лидеры этого блока, ядро избирателей которого составляют еврейские поселенцы в Иудее и Самарии, и религиозные сионисты из городов и поселков внутри зеленой черты, восприняли позицию министра обороны, человека, приближенного к премьер-министру, как нарушение всех и всяческих пониманий, которые были достигнуты при подписании коалиционных соглашений. Притом, что лидер "ЕД" Нафтали Беннет, высказавшись, разумеется, против эвакуации новоселов из хевронских домов, предлагал все же снизить накал страстей и не доводить дело до разрыва, эта умеренная линия не нашла понимания на правом фланге его блока. Так, известный "спикер" этого фланга, член Кнессета Бецалель Смотрич заявил, что он и его сторонники в этой ситуации готовы отказаться от подчинения коалиционной дисциплине и сделать все возможное, чтобы свергнуть нынешнее правительство.

Ответ окружения Моше Яалона был не менее резким. Так, политический советник и один из наиболее доверенных лиц министра обороны Ицхак Ашкенази, фактически озвучил мнение своего шефа (утверждая, правда, что он выражает свою личную точку зрения), заявив, что позиция "Еврейского дома" наносит ущерб безопасности государства и власти закона. И потому нынешний коалиционный кризис требует от правительства "заново проложить свой курс".

Понятно, что у премьер-министра в данной ситуации было только два выхода. Первый: довести конфликт с "Еврейским домом" до логического конца, то есть до ухода этой фракции из коалиции, и заменить ее одной из оппозиционных партий. Понятно, шансов на то, что такой партией будет "правая светская" НДИ практически не было (не говоря уже о том, что и с ее участием новое правительство было бы "кабинетом меньшинства"). Так что речь могла идти об одной из двух левоцентристских партий.

Наиболее очевидной кандидатурой, на первый взгляд, являлась крупнейшая оппозиционная фракция "Сионистский лагерь" (блок левоцентристских «Партии труда» и "Движения"). Показательно, что в последние несколько недель лидер «Партии труда» (Авода) и сопредседатель блока СЛ Ицхак (Бужи) Герцог к удивлению его однопартийцев, заметно "поправел". В выступлении на конференции INSS в Тель-Авиве и ряде интервью он позиционировал Аводу как "партию рационального центра", и утверждал, что, хотя стратегическая цель – по-прежнему урегулирование с палестинскими арабами по схеме "два государства для двух народов", на той стороне разговаривать пока не с кем. И потому нужно подумать об одностороннем отделении от палестинцев – либо сосредоточиться на борьбе с террором, отложив политический процесс с ПНА "до лучших времен". То есть, по мнению его критиков в собственной партии, и более левых групп, "Бужи" в этом пункте почти полностью встал на позицию "Биби" (Биньямина Нетаньяху).

Действительно, слухи о возможном присоединении СионЛага к коалиции, что позволило бы Нетаньяху, по мнению обозревателей, "скинуть с шеи железные пальцы представителей религиозных партий" с их требованиями непомерных бюджетных вливаний и принятия гражданских законов, вызывающих критику со стороны светского населения страны, циркулировали с начала октября прошлого года. Но сам Биби вряд ли считал такую опцию оптимальной, судя по всему, предвидя, как минимум, три опасных для него последствия такого шага.

Во-первых, угрозу превращения нового правительства в "двухголовое", то есть, даже если Ицхак Герцог и не потребует ротации с Нетаньяху на посту главы правительства (вариант, который активно обсуждался в СМИ после выборов в нынешний Кнессет в марте 2015 года), он постарается оспорить лидерство Биби и получить паритетную долю власти и ресурсов. Во-вторых, что Герцог быстро забудет о "прагматическом центризме", и, стараясь не потерять своих традиционных избирателей, начнет тянуть коалицию влево. Что, понятно, нанесет Нетаньяху тяжелый политический ущерб и принесет электоральные потери Ликуду, который на прошлых выборах поддержало немало сторонников правых партий, внявших аргументу его лидера, что только таким способом можно не допустить к власти "леваков".

В-третьих, угрозу того, что Герцог, по мере углубления неизбежных разногласий с Нетаньяху, попробует договориться с обеими социально-популистскими ультрарелигиозными фракциями, ШАС и ЕТ, по схеме, в соответствии с которой в 1990 г. пытался действовать тогдашний глава Партии труда Шимон Перес (т.н. "вонючий трюк"). Умозрительность подобной опции, вероятно, не должна останавливать опытного и талантливого политика, каковым является Биньямин Нетаньяху от ее учета – особенно в свете того, что сложившийся в оппозиции неформальный блок Аводы, ШАС и ЕТ на платформе "социального прагматизма" уже существовал в прошлую каденцию Кнессета. А обозреватели не исключали ситуации, при которой религиозные ультра-ортодоксы могут стать последней надеждой Партии труда когда-либо вернуться к власти в обмен на наиболее комфортные условия пребывания в правительственной коалиции. Наконец, Биби прекрасно понимает, что после заключения союза Ликуда и СионЛага в обеих фракциях немедленно возникнет не "домашняя", а устойчивая оппозиция, резко и действенно возражающая против, соответственно, "полевения" Нетаньяху и "поправения" Герцога.

Все эти обстоятельства, вместо желаемой стабилизации правительства, приведут к высокому уровню конфликтности, новому распаду "коалиции национального единства", и возвращению противостояния команды Нетаньяху с соперниками слева и с конкурентами в борьбе за "правые" голоса в намного худших для него, чем сегодня, условиях.

Потому более вероятной считалась версия того, что в случае ухода из коалиции фракции "Еврейский Дом", туда будет приглашена другая оппозиционная левоцентристская партия "Еш атид" ("Есть будущее") Яира Лапида. Его высказывания по вопросам внешней политики содержат привычное противоречие между желанием оставить за Израилем основные еврейские поселенческие массивы Иудеи и Самарии, и категорическое несогласие войти в правительство, которое не хочет вернуться за стол переговоров с ПНА (которая, как известно, по определению не готова даже обсуждать эту тему). То есть в этом смысле непреодолимых противоречий с Нетаньяху по критическому для правительства вопросу не предполагалось.

Несколько большую проблему может представлять взаимная несовместимость "светской партии угнетённого среднего класса" «Еш Атид» с ШАС и ЕТ. Лапид не раз намекал на нежелание религиозных ультра-ортодоксов "участвовать в несении гражданского и финансового бремени" (политически-корректная форма обвинения в социальном паразитизме), а лидеры ШАС и ЕТ, в свою очередь, не раз заявляли, что не желают быть в одном правительстве с "врагом еврейских ценностей". Но и эта проблема, судя по примирительным высказываниям этих политиков в последние месяцы, была бы разрешима. Главный вопрос в другом: именно конфликтом с Лапидом, тогдашним министром финансов в его третьем правительстве, который от умеренного фрондирования довольно быстро перешёл к жесткому противостоянию с премьер-министром, Нетаньяху объяснял неуправляемость прошлой коалиции. Что и стало причиной или поводом распустить прошлый Кнессет и пойти на досрочные выборы. И Нетаньяху явно не был уверен, что этот сценарий не повторится вновь.

Смена правил?

Поэтому единственной реальной опцией, в случае выхода из коалиции ЕД, становится роспуск ХХ Кнессета и назначение новых досрочных выборов. Если учесть, что в этом не заинтересована практически ни одна из нынешних коалиционных фракций, то наилучшим выходом из положения для Нетаньяху и Яалона, с одной стороны, и Нафтали Беннета с другой, было бы разрешить конфликт по поводу еврейских домов в Хевроне, дав друг другу возможность, так или иначе "сохранить лицо".

Собственно прогноз о том, что ситуация будет развиваться именно по такому сценарию, был дан многими обозревателями (включая и автора этих строк) уже в момент взрыва конфликта, и именно так в конечном итоге и произошло. Выходом из ситуации стало решение создать правительственную комиссию, которая станет высшей инстанцией в вопросах управления поселенческой деятельностью и реализации проектов, а также разбирать каждый конкретный спорный случай приобретения недвижимости на территориях Иудеи и Самарии. В эту комиссию, помимо министра обороны Моше Яалона, вошли два министра от «Еврейского Дома» – министр юстиции Айелет Шакед и министр сельского хозяйства Ури Ариэль. Именно Ариэль, при поддержке Нафтали Беннета, потребовал выполнения пункта коалиционного соглашения между Ликудом и ЕД о создании комитета министров по вопросам поселений, которому, по его словам, "было бы не менее важно, чем о Негеве и Галилее, [районы приоритетного развития на географической и социальной периферии] заботиться о такого рода вопросах [в Иудее и Самарии]".

Иными словами, принятое решение выходит за рамки понятного и известного всем управленцам способа "спустить проблему на тормозах", отправив ее на обсуждение всякого рода комиссий и подкомиссий. Это решение отбирает немалую часть полномочий министра обороны, который считается сувереном на территориях за «зеленой чертой». Яалон уже выразил неудовольствие по этому поводу, но, как член команды Нетаньяху, будет явно вынужден принять подобный компромисс, и похоже на то, что именно это и происходит.

Но и это не все, и, возможно, даже не главное. Не исключено, что мы являемся свидетелями постепенного, но существенного изменения правил игры, при котором "чрезвычайный", а, следовательно, "временный" характер управления территориями за "зеленой чертой" (которые находятся вне пределов управляемых ПНА арабских массивов) военными властями постепенно, без особого ажиотажа и формального распространения израильского суверенитета, сменяется структурами, действующими на основе израильского законодательства. Что становится возможным в свете драматических изменений в Ближневосточном регионе, а с ними – инфляции идеи Палестинского государства, по крайней мере, в том виде, в каком она была заложена, по мнению многих, в уже практически изживших себя пониманиях "норвежского процесса".

В то, что еврейское поселенчество на Западном берегу реки Иордан и связанное с ним развитие производственной, транспортной и социальной инфраструктуры района является, вполне возможно, не проблемой, а фактором решения палестинской проблемы, израильтяне сегодня верят намного больше, чем 10 лет назад. Есть индикации, что такого же мнения придерживаются и немалое число палестинских арабов, неплохо проинформированных о том, что происходит с их "братьями" в самих арабских странах. Но лишь немногие из тех и других пока готовы об этом сказать вслух.