Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 16

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 16

Содержание

Тихая исламизация

Сидя напротив телевизора, по которому было решительно нечего смотреть, я щёлкал наугад переключателем каналов. Попал на тогда существовавший «семейный канал», где шли всякие сериалы и актуальные программы на внутренние темы.

Файл:Cami3055.JPG
Мечеть в Рамле

На экране было кладбище в Рамле – городе, сросшемся с Лодом настолько, что уже лет десять обсуждался вопрос об их объединении. Обстановка там очень схожая с лодской – только чуть лучше.

В кадре была немолодая смуглая женщина, одетая по-европейско-средиземноморскому стандарту. Она рассказывала, как и за что убили её дочку, лежащую рядом в могиле. За отказ носить мусульманскую униформу и хождение в нормальной современной одежде.

Следующая в кадре была девушка, подруга покойной. Она была в балахоне и платке. Говорила, что подруга ничего не сделала – только отказывалась принять религиозный образ жизни.

Снова мать: «Моя дочь не первая и не последняя. Вон там могила девушки, убитой после неё». Дикторша, ведшая программу, что-то прокомментировала в ключе «ай-яй-яй, когда же этим кто-нибудь займётся».

"Интифада Аль-Акса"

Осенью 2000 года началась «вторая интифада». Арафат решил снова пощупать Израиль за горло, как в 1996 году. Левацкие масс-медиа услужливо предоставили повод: премьер-министр Шарон взошёл на Храмовую гору в Иерусалиме – ату его!

Понятно, что спонтанно такое случиться не могло. Такой размах и организованность были достигнуты тщательной подготовкой. А потом Небритый нажал на кнопочку – и взорвалось.[1]

Однако до сих пор различные подлецы по радио и телевидению (в том числе русскоязычному) поминают эту «причину» массовых террористических актов, диверсий и беспорядков, охвативших Израиль. Как по эту, так и по ту, внутреннюю сторону «зелёной черты» - впервые после Войны за независимость.

Камни на дороге

Дорога через Вади-Ара

Я ехал из Нацрат-Илита домой на исходе субботы. По радио передали о беспорядках в ряде арабских населённых пунктов. В Назарете кидали камни в рейсовые автобусы. Все автобусы, шедшие в Тель-Авив через Афулу и Хадеру, изменили маршрут и пошли через Йокнеам и Зихрон-Яаков. Потому что до Хадеры надо было проезжать через огромный арабский район Вади-Ара, прилегавший к шоссе номер 4 (параллельному прибрежной «двойке»). Арабы блокировали это шоссе. Всё, что пыталось проехать, забрасывали камнями и «бутылками Молотова».

А при езде через северный маршрут можно было выехать на второе шоссе существенно севернее Хадеры и ехать уже более-менее безопасно. Впрочем, днём и там закидали камнями автобус – у той самой бедуинской деревни, где я раньше стоял, пока мотор остывал. Бедуины ли из деревни порезвились или какие-то соседние арабы – я не знаю.

В результате автобусы до Тель-Авива не ходили. Просто не смогли прорваться в Нацрат-Илит. Я сел на арабское маршрутное такси. Водитель ехал через Хайфу, причём не заезжая в нижнюю (арабскую) её часть. Он поднялся на гору Кармель, не доезжая до Хайфы, а потом съехал на прибрежное шоссе и нормально доехал до Тель-Авива. Только ехал на час дольше.

На центральной автостанции Тель-Авива можно было сесть на автобус до Ариэля или на маршрутное такси. Маршрутка приехала первой. Я сел и стал слушать инструктаж водителя. «Окна открыть. Камень гораздо менее опасен, чем осколки стекла. Через зону камнеброса будем ехать медленно, чтобы не добавлять скорости камням. Ничего, проедем. Во время первой интифады я [водитель] ездил через Шхем».

На шоссе возле Кфар-Касема стоял густой чёрный дым от горелых автопокрышек. Перед Месхой стоял полицейский джип. Водитель спросил, какие указания. Ответили, что в Месхе уже чисто, а вот Бидия пока закрыта. Поехали вперёд. Вся дорога была завалена камнями. Часть из них уже была размолота в извёстку колёсами машин. На дороге – никого, все магазины по обочинам закрыты железными щитами. Подготовились, сволочи.

В Бидии полицейский остановил маршрутку посреди деревни. Дальше нельзя, в переулке хулиганы. Стоять пришлось не более пяти минут. Со стороны Ариэля подъехала полиция. В переулок кинули гранату со слезоточивым газом и немножко постреляли резиновыми пулями. Потом дали знак водителю ехать.

Напротив поворота с шоссе на Ариэль, со стороны деревни Кифл-Харес, стояли на обочине четыре машины с израильскими номерами. Без единого стекла. Осколки этих стёкол лежали рядом на дороге. Водитель сказал, что водительницу одной из этих машин сильно поранили. Остальных – легче.

Я не помню точно, утром или вечером следующего дня автобус пошёл по новой дороге. Там ещё не было не только асфальта, но не закончили отсыпку песка. Автобусы ходили по ухабам, по песку, по временным полосам. Дорогу достроили в авральном порядке. Теперь из Ариэля в Тель-Авив не надо ехать сквозь строй арабских домов. Правда, кое-где они стоят вплотную к дороге, но на высоте или под откосом.

Безнаказанные убийства

Первый еврей в этом туре беспорядков погиб в Бидии. Русскоязычный репатриант работал в ночную смену с субботы на воскресенье. Радио не слушал, ничего не знал, утром поехал за своей машиной в ремонтную мастерскую. Его нашли с пулей в голове.

Следующего забили камнями на четвёртой дороге около Умм-эль-Фахма.

Ещё одну убили на дороге недалеко от Хадеры. Сбросили на её машину каменную глыбу с пешеходного моста через шоссе, соединяющего две части бедуинской деревни.

Раненых считали десятками. Виновных никто не искал, даже не пытались. Не до того было.

"Избыточное применение силы"

Прессу и телевидение занимал исключительно вопрос о применении полицией огнестрельного оружия против «демонстрантов». Как это так, люди выражают законное возмущение, а в них стреляют?! Даже если они с камнями и палками, разве это повод для убийства?! А если жизни полицейских угрожала опасность, то почему они не убежали?! Караул! Полиция убивает мирных граждан без суда и следствия!!!

Большинство случаев стрельбы было в районе Мисгав, где я однажды работал. Небольшие силы местного отделения полиции должны были защитить десятки отдельных маленьких посёлков от нападения толп погромщиков, пёршихся из двух арабских городов и нескольких больших деревень. В толпе до сотни свихнувшихся злобных мужиков с дубьём и ножами, а в большинстве посёлков всех жителей 300-500. И сколько из них взрослых, которые дома и вооружены? И вообще, для защиты граждан существует полиция.

На какой перекрёсток поставить заслон? Они могут свернуть в любом месте.

И вот, на нескольких ключевых точках встали по одному – по два джипа с экипажами. Пять-десять человек против ста. Пластиковые шлемы, щиты и дубинки при плотном контакте помогут, как мёртвому кадило. По инструкции, для рассеивания незаконных насильственных демонстраций должны применяться гранаты со слезоточивым газом. Если участники такой акции наступают на полицию, следует применить резиновые пули. Которые уже могут убить, попав в нехорошее место или выпущенные со слишком близкого расстояния.

А если дистанция сократилась до 40 метров, и есть реальная угроза жизни полицейских, они могут и должны стрелять из боевого оружия на поражение. Конечно, желательно в ноги, чтобы не убить. Но патрульные полицейские – не снайперы, табельные пистолеты – не винтовки с оптическим прицелом, и в горячке не всегда есть время прицелиться.

Назарет в гостях у Нацрат-Илита

В конце недели я снова поехал в Нацрат-Илит. Автобус, выехав из Тель-Авива в пять часов вечера, проскочил вовремя. У назаретских громил уже выработался график. Они начинали клубиться около восьми вечера, в девять оказывались на въезде в Нацрат-Илит и бузили там примерно до часу ночи. Потом шли отдыхать, чтобы назавтра начать по новой.

Днём им в городе искать было нечего. Там на любой улице, в магазинах и конторах было достаточно вооружённых и уже очень разозлённых людей.

Проблема в том, что Нацрат-Илит соприкасается с Назаретом в нескольких местах, да ещё есть рядом крупная деревня. Сил городского отделения полиции оказалось тоже не слишком много.

Вечернюю часть этого распорядка беспорядков я наблюдал с балкона квартиры родителей жены. На центральном въезде в Нацрат-Илит со стороны Назарета стояли как раз две полицейские машины. Около них примерно десять полицейских со снаряжением для разгона демонстраций. Со стороны Назарета подходила пока небольшая толпа. Один из полицейских поднял ручной гранатомёт и кинул в них банку с газом. Через пару минут ветерок донёс до нас запашок, знакомый по химпалатке в красной армии. Хорошо, что не сильный.

Через полчаса позвонили друзья тестя, жившие на другом конце города. У них сильно смердело слезоточивым газом. Оказалось, что главный прорыв арабских хулиганов происходил в тот вечер там. Там и использовали газ без экономии. А он пополз на город…

На работу в Тель-Авив я в тот раз поехал утром прямо из Нацрат-Илита, по пустым и тихим дорогам. Вечером, возвращаясь в Ариэль, увидел арабскую аптеку на перекрёстке в разгромленном состоянии. Подумал, что это наши отвели душу на тех, кто ближе всего. И долго так думал. Пока через несколько лет кто-то из бывших в тот день в Ариэле не упомянул в разговоре, что аптеку раздолбали камнями арабы из Кифл-Хареса.

Раззудись плечо, размахнись рука [2]

В следующий раз, когда я приехал в Нацрат-Илит, мне рассказали, что там было вечером прошлой субботы.

На исходе субботы множество народу собралось погулять в главном городском торговом центре. Он находился возле самой дороги, отделяющей Нацрат-Илит от Назарета и городка правительственных учреждений, который между ними. Обычно в этом центре поровну посетителей из обоих городов, но в тот момент арабы как-то воздержались от приезда.

На другой стороне дороги стоит станция пожарной охраны, обслуживающая весь район. Вот эта станция и стала очередной целью толпы хулиганов из Назарета. На глазах всех гуляющих и сидящих в кафешках торгового центра они стали бить там окна и курочить пожарные машины.

В Нацрат-Илите нервы у всех были на пределе. Руки чесались и у молодых, и у кого постарше. Да и немножко уже было выпито. Короче, хорошая толпа народу вмиг перешла через дорогу и начала валять арабским погромщикам от всей души. Вдруг началась стрельба. Все разбежались. Двое арабов были убиты.

Полиция сразу стала трясти всех еврейских участников драки, имевших оружие – при себе или в принципе. Прежде всего, солдат. Через несколько недель выяснилось, что пули в телах убитых не соответствуют никакому из проверенных стволов.

Зато сами погибшие оказались «знакомы полиции» (то есть на них у полиции был материал). Два уголовника были под шумок убиты из нелегального оружия. Чьего – чёрт знает. Равно вероятны варианты межбандитских разборок и участия в той драке неких владельцев незаконных стволов, проявивших патриотические чувства.

В афульской больнице

В одну из суббот утром вдруг оказалось, что жене пора ехать в больницу.

Больница Ѓа-Эмек

Прибывшая бригада скорой помощи привычно спросила, куда везти: во Французскую больницу в Назарете или в «hа-Эмек» в Афуле. Очень актуальный выбор на тот момент!

По пустым утренним улицам Назарета амбуланс проскочил без приключений. В машине работало радио. Передавали новости. На перекрёстке таком-то в районе Назарета обстреляна машина. Один из ехавших в ней получил ранение средней тяжести, другой – крайне тяжёлое. Оба доставлены в афульскую больницу.

Жена рожала долго и больно. Ей занимались три смены медиков. Я сидел рядом и боялся. Наконец, когда дело было почти сделано, доктор-араб нажал рукой на уже пустой живот. Наш ребёнок выскочил наружу, как пробка из шампанского и запищал.

Жена не могла даже радоваться, так была измучена. А у меня на роже сама собой возникла улыбка типа «рот до ушей». Пока ребёнка и жену обрабатывали, меня выгнали в коридор. Там, среди прочего, лежала на каталке немолодая арабка с большим животом. Вся замотанная в чёрные потёртые шмотки, и сама какая-то потёртая и серая. Я посмотрел на неё, сияя, как свежий блин со сковородки. И получил в ответ взгляд, которым можно было бы убить кого-нибудь менее толстокожего.

Может быть, ей просто было плохо. Ей ведь предстояло вот-вот рожать. Но я вмиг излечился от эйфории. И почему-то вспомнил, что где-то рядом, может быть, в этом же здании сейчас пытаются спасти смертельно раненого человека.

В зале ожидания висел на стенке телевизор. В очередном выпуске новостей сказали, что этот пострадавший умер.

"И как вы не боитесь здесь жить?"

Я приехал в Нацрат-Илит, чтобы везти семью домой. Водитель такси знал всё лучше всех (частый вариант у нас в стране). Я сказал ему, чтобы ехал из Афулы через Мигдал-Эмек на приморское шоссе, чтобы не ехать через Умм-эль-Фахм. Чёрта с два! Поехал, скотина, именно там. Ковбой, море по колено. А что в машине женщина и грудной младенец – по фигу. Я бы набил ему рыло, но другого такси негде было взять.

Вдоль всей агломерации Умм-эль-Фахм (город и приросшие к нему деревни) машина подпрыгивала на камнях, лежащих на дороге. Гуще всего у отделения полиции, которое стоит в этом городе на самом шоссе. Тут и там торчали группки молодёжи. Однако пик бардака уже прошёл, и нас не тронули.

После КПП ковбой вдруг занервничал. Стал спрашивать, далеко ли ещё ехать. Со страхом глядя на дома Эльканы, спрашивал, какая это деревня. Перед самым Ариэлем сказал: «И как вы здесь живёте – среди этих арабов! Это же страшно!». Возвращаться ему предстояло через Вади-Ара и Назарет

Разбор полётов

В Ариэле в течение второй недели беспорядков стихийно возникла группа самообороны. В магазине какой-то тип восхищённо рассказывал другому типу: «Эти «русские» – психи! Поехали на дорогу и вырубили арабские оливы вдоль неё! И сразу стало тише!».

Алик Рон

По итогам внутриизраильских беспорядков осени 2000 года была создана комиссия расследования. Которая расследовала причины гибели 13 арабов, убитых в ходе беспорядков (два из них – те, из Назарета). Полицейских таскали по следствиям и слушаниям. Чуть не отдали под суд.

Начальник полиции Северного округа Алик Рон вступил в ультралевую партию МЕРЕЦ. И его имя исчезло из газетных статей и обвинительных документов. Мерчутки предпочли не жрать его, а использовать в политической борьбе.

Комиссия рекомендовала выделить арабским населённым пунктам дополнительно четыре миллиарда шекелей – в награду за всё происшедшее.

В новостях по телевизору показали интервью с женщиной из Яфо, получившей сотрясение мозга от удара камнем по голове (белым днём на центральной улице города – части Тель-Авива). Он сказала, что теперь поняла, что такое забрасывание людей камнями. Оказывается, это смертельно опасно!

Хоть одной вправили мозги…

Примечания

  1. ХАМАС: Вторая интифада началась по приказу Арафата cursorinfo 16 декабря 2014
  2. Из стихотворения «Косарь» (1836) поэта Алексея Васильевича Кольцова (1809-1842).


К оглавлению.