Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 2

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 2

Содержание

Назаретская медицина

В Назарете три частных больницы – Английская, Французская и Итальянская. Принадлежат церковным организациям из соответствующих стран. Обслуживают всю округу, в том числе Нацрат-Илит. Когда кому-нибудь нужно обследование на больничной технике или госпитализация – посылают в больницы Назарета. Как правило, туда, где работает доктор, принимавший данного пациента в поликлинике больничной кассы. Я неоднократно бывал в этих больницах, как сам, так и сопровождая тестя, тёщу, отца, маму для общения с врачами. Иврит у старшего поколения как-то не очень пошёл…

Английская больница

"Английская больница" в Назарете. Фото с сайта больницы

В первый раз пошли с тестем через недолгое время после приезда. На автобус денег пожалели – ведь цена двух билетов туда и обратно – шесть шекелей – была тогда для нас серьёзной суммой. Пошли пешком по той же улице Павла Шестого до кинотеатра «Диана».

Кинотеатр оказался частью комплекса Центра арабской культуры, принадлежавшего арабской партии. На стенах – вывески центра, кинотеатра, ещё чего-то – все зелёные. На колоннах были наклеены предвыборные плакаты, где депутат от этой партии по фамилии Дарауше обнимался с Арафатом. На тот момент это было незаконно. Мы ещё не знали, что в это время в Осло другой депутат – от Рабочей партии – растил душевную близость в переговорах с представителями того же людоеда.

От «Дианы» - поворот круто в гору. На этой улице Французская больница и Английская, в которую мы шли. Тротуар кончился довольно скоро. По обочине, увёртываясь от машин, дошли. Комплекс больницы состоит из зданий разного времени постройки, соединённых коридорами на разных уровнях. Самому первому зданию, очевидно, больше ста лет. Однако врачи там самые лучшие, и оборудование самое современное. Потому что спонсоры богатые. В цокольном этаже – школа медсестёр.

Очень вежливые дамы в регистратуре – все с крестами на груди. Очень доброжелательные медсёстры, показывавшие нам дорогу в лабиринтах больничных переходов. Дошли до нужной площадки, ждали у двери нужного кабинета. Мимо прошла дама в белом халате – рыжая, с очень западноевропейским лицом – и посмотрела на нас волком. Или гиеной… Хрен его знает, каким зверем, но явно не прочь была нас загрызть.

Доктор, который лечил тогда тестя – хирург, уролог, проктолог и не знаю кто ещё – знаменит в тех местах. Через несколько лет он обнаружил у моей мамы рак, прохлопанный врачихой-американкой. И оперировал маму семь часов, с тремя сменами ассистентов. Успешно, насколько это было возможно…

С этим доктором связана ещё одна история. В Назарете есть военная база. Солдаты, выходя в увольнение, идут на автобусную остановку. В 1994 году один солдат стоял на остановке, и на него напали террористы с ножами. Тяжелораненого парня заметил проезжавший мимо араб-таксист. Положил в машину и привёз в Английскую больницу. Тот самый доктор сделал всё, что нужно для спасения солдата и отправил его для дальнейшего лечения в крупнейшую в Галилее больницу «Рамбам». Ему после этого звонили и угрожали.

Французская больница

Французская больница св. Винсента в Назарете. Фото с сайта больницы

Примерно такая же обстановка во Французской больнице. В каждой палате (на две койки) на стене картина или барельеф на евангельские темы. А ещё – хорошая душевая, телевизор. Кормёжка – как в хорошем ресторане. В центре здания – церковь, во дворе – статуя ангела. И отличное оборудование для всяких проверок, так что посылают туда со всего севера. Даже из городов, где есть свои больницы (Цфат, Тверия). И хорошие врачи.

Итальянская больница

Итальянская больница "Госпиталь святого семейства"

В Итальянской врачи несколько менее сильные. И большая часть медсестёр – монашки, видимо, сочетающие профессиональную подготовку с молитвами в равных долях. На двери кабинета директора написано «Padre priore».[1] Ходит этот падре в белой трикотажной рясе с капюшоном, напоминающей белый халат. Молодые доктора, ходящие по больнице в монашеских белых рясах, после работы переодеваются в гавайки и джинсы.

Моя тёща, попавшая в эту больницу, осталась крайне недовольна лечением. Доктора ошиблись и устроили ей лекарственное отравление, от которого потом лечили дольше, чем от собственно болезни. Но своё дело делает и эта больница.

Большинство врачей, понятно, арабы. Постоянно работают врачи из западных стран. Некоторые врачи и медсёстры – жители Нацрат-Илита со временем попали туда на работу – в небольшом количестве ввиду острой потребности в знающих русский язык.

Доктора, говорящие по-русски

Впрочем, русский язык там знали и до них. Врачи, учившиеся в СССР и Болгарии, в начале девяностых годов работали и сами за себя, и за переводчиков у коллег.

Я пошёл на приём к глазному врачу. Кабинет у доктора был отдельно от поликлиники, в обычном доме. В салоне обычной квартиры – приёмная, где сидела очередь пациентов и две секретарши – по одной на каждого доктора, в двух комнатах напротив друг друга. Я начал излагать доктору свою проблему и запнулся на слове «ресницы» (что особенно обидно, потому что ресница на иврите – «риса»). Вдруг доктор сказал: «Можете говорить по-русски».

Арабы-врачи и, чуть позже, адвокаты, учившиеся русскому языку, довольно быстро поняли своё преимущество в условиях наплыва русскоязычной публики. В первые годы, когда их коллеги – репатрианты из бывшего СССР ещё не вписались в профессиональное сообщество, эти были нарасхват. И местные, знающие местные условия, и всё понимают без переводчика.

А в больничной кассе "Макаби", где состояла вся наша семья, моих родителей лечила доктор Снежана с арабской фамилией - болгарка, вышедшая замуж за сокурсника из Назарета.

Транспорт Назарета

Я в первый раз поехал в другой город. Сел в маршрутное такси до перекрёстка Чек-пост. Водило, спросив, сколько времени я в стране, понял, что всего – ничего и представился: «Хаим». После чего довольно заржал своей шутке и вставил в магнитофон касссету с чем-то тягучим и блеющим.

Практически все водители маршрутных такси в районе Назарета – арабы. Евреев я видел за несколько лет раза три. Они работали по найму у хозяина – араба и быстро исчезли с этой работы.

На обратном пути на том же перекрёстке Чек-пост около Хайфы я ждал автобуса фирмы «Эгед», идущего в Нацрат-Илит. Подошёл автобус, выглядевший совсем по-другому. Местный житель, стоявший рядом со мной, стал в него садиться. И я спросил его: «Это «Эгед»?». «Как «Эгед» – ответил он. Действительно, автобус шёл по тому же маршруту, и взяли с меня за проезд столько же. Только на билете было что-то написано крупно по-арабски, а на иврите мелко и всего буквы три-четыре. Впоследствии мы выяснили, в чём дело.

Автобус GB Tours у источника Марии

В Назарете живут две автобусные компании: «Nazareth transport» и « GB tours». GB означает вовсе не «Great Britain», а «Galilee Bus». Обе возникли ещё при британском мандате. Хотя правительство Рабочей партии старалось удавить всякий бизнес, мешающий связанным с ней компаниям (в данном случае, «Эгеду»), эти выжили. Главным образом, благодаря тому, что были арабскими и связанными с правящими кланами Назарета, политически влиявшими через компартию. Лишних неприятностей социалисты не искали. Так что эти две компании взяли на себя транспортное обслуживание арабских населённых пунктов в Галилее наряду с «Эгедом» или вместо него. В частности, поделили поровну с «Эгедом» маршруты ХайфаНазарет и ХайфаНацрат-Илит.

Автобус Nazareth transport

Со временем они практически объединились. Проезжая мимо отстойной площадки возле назаретского стадиона, можно видеть, как там стоят вперемежку автобусы этих двух компаний и третьей – их совместной дочерней. Эта третья работает на внутригородских маршрутах назаретской агломерации (сам Назарет, Нацрат-Илит и несколько деревень, примыкающих к ним с разных сторон).

"Бейт Эгед" - старый центральный автовокзал Хайфы

Когда куча народу из Нацрат-Илита стала учиться в Хайфе, эти компании придумали хороший коммерческий ход. Они стали продавать учащимся абонементы с большой скидкой – по предъявлению справки с места учёбы. «Эгед» этим не занимался – ему и так хорошо.

На центральный автовокзал в Хайфе, принадлежащий «Эгеду», их автобусы не пускали. Поэтому по пути назад надо было идти на площадь Парижа, где начинался обратный маршрут арабских автобусов, а «Эгед» проезжал и останавливался. Там начинали путь и маршрутные такси того же маршрута. Но они не хотели ехать, пока не наберут достаточно пассажиров. Вот так и приходилось маневрировать параметрами «время-деньги» (маршрутка дешевле автобуса, но дороже поездки по абонементу со скидкой).

Дорога в Иерусалим

Мы с женой поехали в Иерусалим. Автобус тогда шёл напрямую через Дженин, Шхем и Рамаллу. После Афулы к автобусу пристроился спереди военный джип. За окном стало резко меньше признаков обжитого пространства и больше диких холмов, поросших сухим бурьяном. Редкие машины на дороге.

В арабских деревнях, через которые проходил автобус, дома были поменьше и поскромнее, чем в Галилее. Вывески на лавочках – только на арабском. Иногда дублированные на английский. Бензоколонка с лого одной из крупных израильских фирм.

В городах картина побогаче – большие дома, много надписей на английском. Кое-где стояли небольшие новые очень красивые здания. На центральных улицах Дженина и Шхема все дома имели странную характерную особенность: до пятого-шестого этажа были облицованы плиткой одного сорта, изрядно потёртой, что было видно даже из автобуса, а ещё два-три этажа – новой плиткой другого сорта. До меня дошло, в чём дело, когда я увидел дом в процессе реконструкции. Сняв крышу, на нём достраивали верхние этажи. То есть стройка шла (или уже прошла) практически везде. Однако, денег там хватало.

На выезде из Шхема была огромная площадка, распланированная под строительство. Судя по размерам, там должен был быть построен сразу целый квартал. Я вспомнил, как в Назарете выгрызают из склона горы отдельные участки для каждого дома, и подумал о масштабах этого подрядчика.

Там же, на центральной улице, автобус проехал мимо пары странных фигур. Две женщины в одинаковых синих покрывалах от головы до пят с лицами, завязанными белыми тряпицами. Прочая публика почти не отличалась от назаретской. Разве что женщины были все в платках.

Ближе к Рамалле стала меняться обстановка. Стало ощутимо больше машин, а среди них – больше израильских, с жёлтыми номерами. В самой Рамалле здания, видимые из окна, были гораздо новее и больше шхемских. Часто попадались красивые модерновые здания с вывесками на английском, что тут представительство такой-то иностранной организации. Вдруг замелькали почти сплошь жёлтые номера машин на улице, затем изменился вид дорожных указателей.

Вместо белых с чёрным шрифтом на арабском и английском появились зелёные, с белыми надписями на трёх языках. Это уже был Иерусалим. Меня поразила внезапность перехода. Между двумя городами нет никакого расстояния. Их разделяет ширина улиц. Я подумал, что в случае, не дай Б-г, теракта оттуда могут палить по Иерусалиму прямо из окна, из пистолета.

В Иерусалиме в 1991 году

Нас водил по Иерусалиму мой родственник, старожил. Он тут с семидесятых, хорошо вошёл в жизнь, имеет магазины в Старом городе. Рядом с его магазином – граница арабского квартала. Туда он нас не повёл, а рассказал, как всего несколько лет назад спокойно гулял по всему городу, с кем хотел. Сам он и тогда, в 1991 году ходил, и теперь ходит где хочет и никого не боится. Рассказывал, как арабские торговцы – его соседи – щёлкают зубами, когда экскурсии заворачивают назад, не дойдя пяти метров до их лавок. Сами напросились – убили туризм своими действиями, теперь разоряются.

Вообще, сказал он, мы сделали с ними глупость. Оставили им старые документы, особые номера машин вместо того, чтобы сразу включить в Израиль. Я сказал, что особые номера – не так уж плохо: видно, в какие машины не садиться. Он не стал возражать: мы были в разных темах.

Позже я понял, что это был один из предлагавшихся подходов к решению проблемы: объявить всё и всех своими, как в 1948 году, а потом разбираться в рабочем порядке. Хотя мой родственник не состоял в партии «Тхия», предлагавшей этот путь, и относился к ней скептически, его вынесла на те же выводы своя логика.

Впрочем, в отношении некоторых арабов такой подход был применён. Жителям Восточного Иерусалима был дан статус постоянных жителей Израиля. От гражданства отличается только отсутствием избирательного права на парламентских выборах. Мэра и горсовет Иерусалима они выбирать могут. Но не очень-то хотят, судя по проценту участия в голосовании. Их удостоверения личности того же цвета, что наши. На их машинах жёлтые номера. И если кто-то из них примыкает к террористам, это сильно облегчает ему совершение злодеяния.

Ссылки

Сноски

  1. Отец настоятель (ит.)


К оглавлению.