Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 23

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 23

Содержание

Сказочная дешевизна

Один из коллег, занимавшийся, кроме охраны, уборкой и ремонтом квартир, рассказывал о поездке на оптовый склад хозтоваров в Кфар-Касеме.

«Всё за полцены! Ведёрко краски – 40 шекелей. У Йоси такое же – 100! «Экономика» (хлорка для мытья полов и прочего) – втрое дешевле. И кисти, и замки, и шурупы! Всё то ли краденое, то ли контрабандное!»

Промзона Баркан

2005 год. Сторожу небольшой завод в промзоне Баркан.

Метод борьбы с поджогами

Завод недавно перебрался в новое здание после того, как старое здание сожгли. Завод производит изделие из пластика.

Террорист – поджигатель, работавший в старом здании, подпалил резервуар с гранулированным полиэтиленом. Погасить такое невозможно.

Всего за время беспорядков «второй интифады» в промзоне сгорело три пластиковых завода. Один работник управления охраны труда рассказывал, как выглядели последствия такого пожара. Стальные балки каркаса здания завились спиралью…

Один из наших коллег спугнул в ту зиму араба, расставлявшего пластиковые бутылки с бензином около въезда в промзону. Что он собирался поджечь – чёрт его знает.

После серии пожаров силы безопасности закрыли арабам из Самарии доступ в промзону Баркан. Говорят, что очень скоро главари всех террористических банд, контролирующих окрестные деревни, вышли на контакт с руководством промзоны. Обещали впредь никогда не допускать диверсий на заводах. И не допускают.

Всё очень просто. Все эти народные герои живут поборами с населения. Если население теряет работу, ему не с чего платить дань террористам. Они-то кое-как проживут на подножном корму, с огорода и трёх овечек. А бандитам что у них отбирать? Морковку и брынзу? Они ж денежки хотят.

Ночью здание завода было закрыто. Кроме меня, на заводе были три араба, работавших в ночную смену в одном из цехов. Я приезжал к пяти вечера – они уже были. Кончали работу когда в полночь, когда в два часа ночи. Заглядывать к ним мне было не велено.

Гастарбайтеры

Постсоветское пространство

Проезжая утром мимо деревни Харес по дороге с работы, мы часто видели женщин, выходивших из деревни в направлении Баркана. Женщины были в брюках и куртках, с непокрытыми головами, с короткими светлыми волосами. То есть никак не арабки.

Сначала мы подумали, что это какие-то западные тётки из всяких организаций, борющихся тут с сионистскими оккупантами.

Но на второй-третий день присмотрелись повнимательнее и поняли, что на Западе таких не бывает. Не будут шведки и немки регулярно вставать в шесть утра и топать пешком из деревни. Их бы возили на машине прямо от дома куда там им надо. И одежда не такая, и лица не такие.

Короче, русские женщины, или где-то рядом. Причём не жёны местных арабов, прихваченные ими во время пребывания в СССР. В этом случае они бы одевались по здешнему стандарту. Приезжие. Ночуют в деревне, а с утра идут в промзону. Всё ясно.

Синцзян

Мимо деревни Кифл-Харес шли два мужичка. Маленького роста, с китайскими лицами. На одном из них была вязаная шапка, а на другом – характерная квадратная тюбетейка. Такие носят только в Средней Азии. То ли китайские мусульмане из Синцзяна, то ли корейцы из Узбекистана. Здесь, в Самарии.

Колумбия

Как-то вечером в отделение полиции привезли какого-то страшнорожего типа. Загорелый до кофейного цвета, весь зарос длинной чёрной щетиной. Необычного вида мужик. Это заметил полицейский, когда проехал мимо него по дороге. Тот шёл пешком по обочине в довольно позднее время. Полицейский остановил его и стал спрашивать, кто-откуда-куда-зачем. А мужик не отвечал. Полицейский потребовал удостоверение личности – мужик не дал.

Вот его и доставили в полицию в должной упаковке. Стали спрашивать. Он не отвечал. Спросили по-арабски. Он начал что-то вякать, но его не поняли. Ясно было только, что человек иврита не знает совсем, а арабский – еле-еле.

Тогда его обыскали и нашли документ. Паспорт гражданина Колумбии с визой пятилетней давности. Хорошо, что в смене нашёлся один репатриант из Южной Америки. Его позвали, и дело пошло.

Оказалось, что страшный мужик вовсе не страшный. Приехал из своей наркотической и воюющей страны на заработки в спокойное место по совету знакомых. Живёт в арабской деревне, женат на арабке (?!), работает на одном из заводов промзоны Баркан. Его просроченная виза никого не интересовала. Формально Самария не входит в территорию Израиля, а через «зелёную черту» он и не ходил. Всё прочее не противоречило никаким правилам. Мужика посадили в машину и подвезли поближе к его деревне.

Короче, промзона Баркан притягивает кучу народу со всего света на работу. И эти люди находят жильё в соседних арабских деревнях. Раньше жили в Ариэле, но у нас, видимо, дороже, и мешает жить иммиграционная полиция.

А у арабов никаких вопросов – плати только деньги и живи, сколько хочешь.

Арабская охранная фирма

Иногда по утрам за мной приезжали поздно. Сменщик был уже на месте (он приезжал сам), и я выходил с завода и шёл по улице туда, откуда должна была приехать наша подвозка.

Через два завода на той улице стояла будка сторожа, а рядом на заборе были вывески четырех ковровых фабрик. В будке, как правило, никого не было. Я решил, что она осталась со старых времён, а теперь тут сторожа не нанимают. Но однажды вечером, проезжая мимо неё по дороге на завод, я увидел внутри сторожа. Усатого и худого араба.

Я пришёл в недоумение, но мой напарник всё объяснил. Есть арабская сторожевая фирма, сидит где-то тут в окрестностях. Разумеется, её работники сторожат без оружия. Может, с метёлкой или дубинкой. Недавно одного такого сторожа сильно избили грабители, которые пришли на охраняемый им завод.

Евреи тоже могут там работать, если захотят. Зарплата 12 шекелей в час. Напарник видел такого несколько лет назад. Спившегося бомжа, который жил в сторожке – больше ему было негде.

Законы о труде и зарплате

Некоторые мои коллеги судились с прежними хозяевами нашей фирмы, недоплатившими им довольно много денег. Адвокаты ответчиков ссылались на «иорданский закон». Имея в виду, что, поскольку наши места не аннексированы официально и не являются частью Израиля, здесь действуют законы Иордании. А там нет минимума зарплаты и обязательных социальных выплат.

Конечно, в отношении наших товарищей это была заведомая злонамеренная чушь. Между израильским работодателем и израильским работником отношения везде регулируются израильскими законами – хоть в Москве, хоть в Кампале.

И для арабских работников израильского хозяина это чушь – в силу закона о равенстве прав трудящихся. Если хоть один работник на заводе нанят в соответствии с израильским законом, никого другого нельзя нанимать с нарушением его. Это будет дискриминация.

А вот для арабских работников арабского хозяина это актуально. В связи с правовым бардаком в Иудее и Самарии здесь действуют законы даже не Иордании (она тоже не произвела формальную аннексию, признанную международным сообществом), а британского мандата. Это значит, что уровень оплаты и условия труда чисто договорные.

В промзоне есть такие заводы, у которых хозяева (или один из хозяев) – палестинский араб. Тогда завод подпадает под арабские законы – и в вопросе зарплаты, и в вопросе условий найма и увольнения. Кое-где на таких работают и евреи.

Понятно, что тот, кто работает за 12 шекелей в час без всяких надбавок, может заработать в месяц максимум тысячи три с половиной брутто. Если будет работать на износ.

Первые арабы в полиции Израиля

Один пожилой господин позвонил в передачу Моше Тимора "Шиши иши" и рассказал такую историю.

Он нашёл в здании брошенной железнодорожной станции в Яфо записную книжку и надеялся, что отзовётся её хозяин или его дети. Судя по датам, записанным в ней, она была потеряна в 1948 году. Там были стихи, написанные по правилам орфографии сороковых годов.[1]

А ещё финансовые пометки: капитану Али 5 фунтов, лейтенанту Саиду 3 фунта и т.д. Очевидно, хозяин книжки был послан в полицейское отделение Яфо с зарплатой для личного состава.

Когда израильская армия взяла Яфо под контроль, тамошняя полиция тоже стала израильской. Та её часть, которая никуда не сбежала. Видимо, капитан Али и лейтенант Саид дослужили там до пенсии. Сейчас в полицию принимают только после действительной военной службы. Так что арабов-мусульман в ней стало мало.

Примечания

  1. Иврит с тех пор изменился настолько, что переведённые тогда с иностранных языков детские книжки теперь приходится переводить заново: дети не могут читать те издания, не понимают языка.

Источники


К оглавлению.