Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 31

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 25/05/2012. 
Часть 31

Содержание

Бейт-Арье - 2012

Время от времени я караулю объекты в Бейт-Арье.

Магазин в посёлке маленький и дорогой. Все ездят за овощами и другими продуктами в магазины ближайшей арабской деревни Любан, где всё очень дёшево. Например, настоящая брынза из овечьего молока (а не из коровьего) стоит там 25 шекелей за килограмм. В нашем супермаркете такая же стоит 60 шекелей за килограмм. Соотношение прочих цен примерно такое же.

Посёлок активно строится, идёт благоустройство, так что на территории ежедневно работают сотни арабских рабочих – граждан «автономии».

Вид на Бейт-Арье от главных ворот

Главные ворота

Каждое утро через главные ворота идут на работу арабы из соседних и несоседних населённых пунктов. Первым приезжает на велосипеде весёлый дядька с руками, похожими на рашпиль. Он работает в муниципалитете сантехником (инсталлятором).

Затем приходят два брата – продавцы в поселковом магазине. Иногда их подвозит хозяйка или хозяин. В ближайшей деревне у них есть свой магазин. Очевидно, там работают продавцы, которых они наняли.

Постепенно подтягивается довольно большая (около двадцати человек) команда работников муниципалитета – дворники, механики, садовники, электрики и т.д.

Потом приезжают строители. Их разное количество – от тридцати до пятидесяти, в зависимости от фронта работ. Все они работают на одного подрядчика, который тоже живёт где-то рядом. Половина из них с трудом говорит на иврите. Если вообще говорит. Один из строителей имеет длинную бороду (без усов), носит белую циллиндрическую шапочку и постоянно держит в руке связку чёток. Остальные строители прозвали его шейхом.

Часам к восьми приезжает на арендованной машине тип с глумливой физиономией, который числится помощником подрядчика. У типа голубое удостоверение личности – он живёт в Восточном Иерусалиме.

По ряду признаков можно понять, что реальный хозяин этой строительной фирмы – именно он, а «подрядчик» - подставной. Это для того, чтобы не нанимать рабочих по израильским законам.

Приходят или приезжают группами рабочие мебельной мастерской, мастерской по производству занавесок, механической мастерской.

Отдельно появляются два водителя тяжёлых грузовиков, работающие на стройке. Один человек сторожит стройку, чтобы не растащили технику. Я его вижу очень редко – когда он идёт мимо в деревенский магазин, а потом возвращается на свой пост.

Часто приезжает деревенский слесарь со своими помощниками – он работает по заказам и строителей, и муниципальных служб.

Иногда приезжает ещё один тяжёлый грузовик с камнями для стройки.

А бывает, что в совершенно неурочное время приезжает на хорошей машине почтенный господин, которого встречает кто-нибудь из жителей Бейт-Арье. На его вход требуется особое разрешение офицера безопасности, которое он всегда даёт. Потому что этот господин – сантехник, прибывающий по вызову. Если у кого-то где-то лопнуло и течёт или фонтанирует, и надо срочно спасать положение.

Постепенно я их всех запомнил в лицо. Начинаю потихоньку запоминать имена.

Как проехать в Рамаллу?

Время от времени к воротам подъезжают машины с жёлтыми (израильскими) номерами, водители которых спрашивают, есть ли тут проезд в Рамаллу. Пришлось выяснить, как на самом деле туда ехать, чтобы иметь возможность толком ответить людям.

Часто за рулём дамы - как правило, в платках и платьях-палатках. Или они сидят на заднем сидении, а мужчина за рулём - всегда в европейской одежде. До мужчин-арабов ещё не добрались радетели исламских стандартов в одежде.

Однажды приехали в машине две не очень молодые дамы. Та, что за рулём, была в европейской одежде и говорила по-английски. Та, что сидела рядом, была замотана в арабскую женскую униформу и решила (послушав наши переговоры на жутком английском) продублировать вопрос. На очень хорошем иврите.

Офарим

В Офарим, который входит сейчас в местный совет Бейт-Арье, пока нет большого строительства. Люди самостоятельно что-то делают, каждый в своём доме, на своём дворе. Для всяких работ жители приглашают работников из ближайших деревень.

Улица в Офарим

Вводя таких работников в посёлок, человек называет сторожу адрес. Документы, оставленные сторожем, ставятся в картотеку с пометкой, где они работают. Машины с «автономными» номерами допускаются в посёлок только с особого разрешения офицера безопасности, под ответственность пригласившего жителя.

Разумеется, там же работают сотрудники муниципалитета – те же, что в Бейт-Арье.

В будний день работникам можно находиться на территории посёлка до 17:00, в пятницу – до 15:00. Часто они задерживаются.

Иногда случаются неприятности в субботу. Тогда, с особого разрешения офицера безопасности, в посёлок въезжает сантехник или электрик.

Разрешения на работу

Проходя на территорию посёлка, каждый гражданин «автономии» оставляет у сторожа своё удостоверение личности. К нему прилагается разрешение на работу в Бейт-Арье, выданное муниципальным отделом безопасности. Срок действия разрешений – полгода, потом надо получать новое. Принимая у человека удостоверение, сторож должен убедиться, что разрешение есть, и что оно не просрочено.

Строительство нового квартала в Бейт-Арье

В тот период, когда надо массово менять работникам разрешение, это должен организовать их работодатель. Иногда бюрократия пробуксовывает, и несколько дней люди работают с просроченными документами – с разрешения офицера безопасности.

Трое из работников стройки не имеют разрешений. Один – несовершеннолетний, ему не полагается. Другой – дядька лет пятидесяти с лишком, третий – сам зиц-подрядчик.

Два последних имеют пластиковые карточки, то есть гражданская администрация Самарии считает их нормативными людьми. О причине, по которой им не дают разрешения на работу в Бейт-Арье, оба рассказывают похожие истории. Какой-то личный враг захотел навредить и написал кляузу в ШАБАК. Поэтому муниципалитету Бейт-Арье не велено выдавать им разрешения.

Работают так. Ничего не происходит.

Пожилой дядька говорит, что нанял адвоката, который добьётся отмены запрета. А подрядчик говорит, что находится в процессе получения израильского гражданства.

И то, и другое даёт обширный материал для размышлений о взаимоотношениях различных наших служб, занимающихся безопасностью.

Северные ворота

Кроме главного въезда в Бейт-Арье, есть ещё технический – так называемые северные ворота. Через них въезжают и выезжают строители в течение дня.

Вид Бейт-Арье от северных ворот

Попав на эти ворота, я увидел, насколько больше работников проходит там. Три-четыре строительных подрядчика со своими работниками, плюс различные специалисты – электрики, столяры, маляры, садовники. Всего не менее двухсот человек. Каждая группа говорит, по какому адресу они будут работать, и их документы складываются в коробку с закладкой – номером дома.

Теоретически, впустив их утром, сторож должен запереть ворота и поехать на патрульном джипе по посёлку – следить, чтобы строители не отлучались со своих объектов. Не ходили бы по посёлку, не занимались чем не надо.

Однако помощники подрядчиков и граждане, приглашающие к себе мастеров, повадились вызывать патрульного во всякое время, чтобы открыл ворота и впустил или выпустил кого-то.

Не успеешь сделать пару кругов по стройкам – звонок: «Где ты? Я жду». Посылать подальше неприятно. Приходится ехать и открывать ворота этим … гигантам мысли.

Около трёх часов работники начинают уходить домой. Им надо выдавать документы, лежащие в будке. В пять часов ворота закрываются, оставшиеся документы отвозят на главные ворота. Теоретически, те, кто выходят позже пяти – нарушители порядка. О них надо сообщать офицеру безопасности.

Но офицер безопасности не станет ругаться с жителями посёлка, которые задержали у себя приглашённых работников. Он им не начальник, они – избиратели, которые платят ему зарплату.

Поэтому, когда некоторые сторожа – любители показать своё усердие – жалуются ему на арабов-нарушителей, дело спускается на тормозах.

Кражи

В Бейт-Арье и Офарим прошла волна краж со взломом. Как правило, они происходят в рабочее время, в отсутствие хозяев.

Взбешенные потерпевшие кидаются на сторожей: «Вы впускаете кого попало, а у нас дома грабят!».

Только обалдевшие от беспечности болваны могут думать, что воры въезжают через ворота на машинах с израильскими номерами. У большинства машин на ветровом стекле наклейки с гербом Бейт-Арье, полученные в муниципалитете. У кого нет – у тех, как правило, машины от работы, с наклейкой на борту.

Немногочисленных въезжающих, которые не проезжают там каждый день, сторожа останавливают и спрашивают, откуда-куда-зачем. Совершенно неважно, что такой человек ответит – просто видно, наш человек или нет. В некоторых случаях у въезжающего проверяют документы.

Так что, если кто думает, что воры приехали мимо сторожей – пусть задаёт вопросы своим соседям.

На самом деле, разумеется, происходит то же самое, что в Баркане и Элькане.[1] Несколько раз патруль обнаруживал дыры, прорезанные в заборе. Через эти дыры пролезают воры, приходящие извне. Те дыры, что нашли, наверняка уже использованы – через них пролезли, вытащили краденое и спрятали где-то в нежилом месте. А потом, в удобное для себя время, забрали.

Конечно, есть и другие дыры – те, что не разглядишь с джипа. В момент пролезания вор расширит свою дыру, отогнёт сетку – как обычно.

Информацией о плохо лежащих объектах их снабжают, естественно, те, кто работает внутри посёлка. Со своей стройплощадки они много видят.

А когда патруль не ездит по улицам, пропуская в ворота деловитых кретинов, некоторые строители ходят между стройками. Я пару раз встречал таких.

«Господа, где вы работаете? – Там. – А что вы делаете здесь? – Ходили вон туда, за инструментами…».

Конечно, не все сотни рабочих занимаются разведкой для воров. Достаточно двух-трёх.

Полиция обязательно поймает воров. Рано или поздно. По крайней мере, часть.

Посёлок идёт на эти потери, чтобы поскорее построить побольше домов. Пока кому-нибудь опять не зачесалось «заморозить» строительство. Нужны рабочие руки строителей.

Археология

На раскопках в Бейт-Арье.

Двадцать лет назад при строительстве Бейт-Арье были обнаружены остатки древних построек. Управление древностей провело спасательные раскопки. Была расчищена небольшая древняя крепость времён Первого храма. Место раскопок огородили и стали строить вокруг него.

С тех пор всё заросло травой и кустами, даже деревья выросли. В прошлом году муниципалитет Бейт-Арье достал где-то денег на расчистку и обустройство археологического объекта.

Приехала бригада работников, нанятая Управлением древностей. Они работали на площадке, и там должен был быть сторож. В течение нескольких месяцев мои коллеги сторожили место работ, а три дня и я там был.

Рабочие убрали всю растительность и стали выгребать из остатков древних домов и улочек землю, доходя до пола. Раскапывали те дома, которые не раскопали двадцать лет назад. Техника – тачки, кирки и лопаты.

Камни, упавшие со стен, они подбирали и клали, по возможности, на место. Не так ловко, как древние строители, подогнавшие необработанные камни плотно друг к другу, образовав ровные и прочные стены без капли связующего раствора.

Для надстройки собирали камни вокруг внешних стен крепости – это уже с помощью бульдозера. Группа рабочих построила вполне цивилизованный вход на площадку – с применением всей нужной современной техники.

Люди приезжали на специальном автобусе, который утром собирал их в районе Шхема, а вечером развозил по домам. Они работали с семи утра до трёх часов дня. Под открытым небом, зимой на холоде и ветру, весной под страшным солнцем. В пол-одиннадцатого у них был двадцатиминутный перерыв, который большинство использовало, чтобы поспать – тут же, в древних комнатах.

Каждый день они назначали дежурного, который варил на примусе кофе для всех.

Как-то со мной поговорил один из этих рабочих. Мы обсуждали, чья была крепость – Иудейского царства или Израильского. Точная линия границы между ними пока неизвестна, и современный Бейт-Арье находится как раз в пограничной зоне.[2]

Я упомянул израильского царя Омри, который строил систему крепостей для защиты от угрозы с юга. Собеседник пришёл в энтузиазм. «Ну конечно, царь Амари! В нашей деревне его все помнят. На месте нашей деревни когда-то была его столица – город Шомрон».

Этот господин живёт в деревне Себастия, недалеко от Шхема. Популярность в ней древнего израильского царя объясняется, несомненно, тем, что она долго оставалась самаритянской. Лишь сравнительно недавно (лет сто-двести тому назад) её жителей вдавили в ислам.

Примечания

  1. См. следующую часть.
  2. Отношения между двумя еврейскими государствами были весьма дрянными - см. книги Царств.


К оглавлению.