Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 7

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 7

Содержание

Мишмар эзрахи в Нацрат-Илите

Эмблема Мишмар эзрахи

В 1994 году я вступил в гражданскую охрану (мишма́р эзрахи́). Пришёл на первое дежурство в опорный пункт. Командир опорного пункта, молодой полицейский, спросил, хочу ли я сидеть тут или поехать на активные действия. Само собой, хочу поехать. «Альберт, выдай ему карабин».

Доброволец Альберт

Самым активным дружинником и правой рукой командира был молодой араб-христианин Альберт. Приходил туда чуть ли не каждый день. А ещё он состоял добровольцем в пожарной дружине – такой же организации, помогающей пожарной охране. Где он работал и работал ли вообще – никто не знал. Через много месяцев из разговоров выплыло, что его отец владел маленькой независимой газовой фирмой. Возможно, он помогал отцу и тем зарабатывал на жизнь.

Файл:M1-carbine02.jpg
Карабин М1

К нашему опорному пункту («базе») относилось ещё несколько добровольцев – арабов, жителей Нацрат-Илита. В самом полицейском отделении, естественно, было много полицейских – арабов: христиан, друзов, бедуинов. Я не пытался выяснить, кто какого происхождения. У некоторых и так было понятно (например, по кресту на шее).

В праздничные и субботние смены ставили по возможности только их. Соответственно, на их праздники и выходные их заменяли евреями. Кстати, у нас, в Ариэле, в полицейском отделении такая же картина и тот же порядок с праздниками.

Соседний Назарет – проблема для нацрат-илитской полиции. Конечно, и в самом городе хватает всякой дряни, наркоты, пьянства, хулиганства и воровства. Так на тебе – повадились заходить компании шпаны «снизу». Захватили парк, что идёт по границе города, приставали к девушкам, торговали наркотиками. Там же сводили счёты между разными преступными шайками, а потом вопили везде, что евреи убили арабского ребёнка (лет 14-16, как правило).

Естественно, серьёзными делами занимались штатные полицейские, а мы были на подхвате. Патруль по городу, охрана массовых праздничных мероприятий, выезд на вызовы.

Иногда мне случалось переводить при допросе задержанных, не владевших ивритом в достаточной степени. Приходилось иметь дело и с арабами.

За рулём не пьют!

Мы приехали с плановой проверкой в городской лесной массив. Место отдалённое от города, туда всегда заезжают любители отдохнуть вдали от людей. И всегда возможны неприятности. Например, участие несовершеннолетних девушек в ... Ну, вы поняли, в чём. Или хулиганские наезды на гуляющих.

Вроде всё в порядке. Большая арабская семья провела тут день на площадке для пикников. Собирают добро в машину. Парочка в дальнем углу в машине – обоим по девятнадцать. Можно уезжать. И тут прямо на нас едет машина с двумя мужиками. Останавливаем, проверяем документы. Ребята из Назарета. Приехали отдохнуть.

В каждой команде гражданской охраны время от времени заводится тронутый умом на почве полицейских полномочий. У нас там такой был – умевший и к столбу придраться. В этот раз не зря. Он потребовал от арабов открыть машину для осмотра. В машине восемь банок пива. Следует предполагать, что их намечено выпить. После чего ехать назад. Один из арабов заявляет, что водитель пить не собирался, что это он хотел выпить всё пиво. «Что, ты один собирался выпить восемь банок!? Вы будете сидеть, и ты будешь пить один!? Ах ты обманщик!».

Парни – явные мусульмане. В Назарете полно питейных заведений, и в Нацрат-Илите хватает, но эти постеснялись пить на людях, поехали в тёмный лес. Командир вызвал по рации патруль автоинспекции и сдал этих выпивошек ему на съедение.

Файл:Israel police officers.jpg
Израильские полицейские

Подозрительный предмет

Вызов из одного из торговых центров города. Подозрительный предмет. В наших местах это очень серьёзно. Любая сумка или свёрнутый спальник, забытые разиней в людном месте будет взорвана или расстреляна полицией. Сейчас для этого даже есть специальные роботы (появились как раз в середине девяностых). Разумеется, почти всегда тревога ложная. Проблема в этом «почти».

Приехали. Возле мусорного ящика стоит старая сумка. Что внутри? Не наше дело. Наше дело – не подпускать людей близко и прогнать тех, кто уже находится рядом. До прибытия полицейских сапёров.

Ну, дебильных деток и их дебильных родителей, рвущихся посмотреть, что это там охраняют, удаётся как-то нейтрализовать. Но рядом кафешка. На улице за столиком компания сидит и, попивая водочку, усами шевелит. Если рванёт – эти усы долго будут соскребать со стен. Похожу к культурно отдыхающим и говорю, что надо срочно уходить отсюда, потому что подозрительный предмет.

– Ещё чего!? Иди стой там, не ломай кайф!

– Ты что, от Б-га получил личную гарантию?

– Да нет там ничего!

С этими словами усатый весельчак поднялся из-за стола и направился к сумке. Я встал у него на пути. Он сделал красивое футбольное движение, обвёл вокруг меня несуществующий мяч и красиво хватил ногой по сумке. Как вы, вероятно, догадались, бомбы там не было. Потому что, если бы была, футболисту оторвало бы ногу, а мне – всё остальное.

Обстрел "катюшами", или який їхав - такого здибав[1]

Первое января не помню какого года. Выходной. Я встречаю в городском центре знакомого старичка – добровольца гражданской охраны. Он ещё не отошёл от впечатлений новогодней ночи. В банкетном зале праздновали общемировой Новый год несколько разных компаний – «русских» и арабских. Дедок был там на дежурстве, охранял порядок.

В некоторый момент градусы достигли критической массы, кто-то с кем-то сцепился, и зал превратился в поле боя. Стороны метали друг в друга бутылки, даже не пустые. Стражи порядка вспомнили инструкцию на случай обстрела «катюшами» и залезли под стол.

Близкие контакты такого-то рода

Мы приехали в новый район города и установили блок-пост. Проверяем все проезжающие машины – кто за рулём, в каком состоянии сам и документы. Уже через пять минут – первый улов. Двое парней на машине въезжают в улицу с авиационной скоростью. Наш командир останавливает их и треплет, как кошка недисциплинированных котят. Это – максимум возможного, потому что у него нет ни прибора для измерения скорости, ни бланков штрафных квитанций.

И тут прибывает ещё машина. Тихо, аккуратно. Предъявляют документы. Жители соседней деревни. Что намерены тут делать в пятницу вечером? В гости приехали. К друзьям. И поехали дальше.

А командир занялся анализом. Район свежепостроенный, ещё не все стройки завершены. Ни одного заведения для культурного отдыха тут нет. Квартиры раскупили почти исключительно новые репатрианты, потому что они относительно недорогие. Старожилы если и покупали там, то для вложения капитала, на сдачу. К кому и зачем поехали в гости эти двое? Какие у них тут могут быть друзья?

К сожалению, было понятно, какие друзья и чем они там занялись. Из поганой песни матерного слова не выкинешь. Трудности эмиграции сломали многих. Чуть ли не с первого дня израильские газеты завели волынку на тему «русских проституток». Ну, что с них взять, с убогоньких? Они же ни про что другое думать не умеют. И арабы тоже про это подумали. И хорошо попаслись там, где их пускали на травку... Неохота про это много писать. Проехали.

Друг из Назарета

Мой двоюродный брат – фрезеровщик шестого разряда. Приехал, отучился на курсе иврита и стал искать работу. Теоретически, рабочих-станочников всегда нехватка. Но Нацрат-Илит – депрессивная дыра. Заводы, где мой брат мог бы неплохо устроиться, ближе к Хайфе или Тель-Авиву. И он, как и многие другие, пошёл искать работу «вниз».

Один раз взял меня с собой для переговоров: я тогда продвинулся в иврите несколько дальше него. Пришли в некую маленькую хатку на границе двух городов. Там была мастерская с металлообрабатывающими станками. Брат сказал, кто он такой. Его попросили показать, что делать с деталью, которая в этот момент была в работе. Он показал руками. Его поняли, я ничего не переводил. Сказали ему: «ты хорош». Всё в порядке, есть работа. Приходи послезавтра.

Через два дня мы снова туда пошли вместе, потому что творилось что-то непонятное. Молодой араб, ухмыляясь, сказал, что они тут закончили. Этот заказ был последний, мастерская закрывается и они переезжают в Как-его-там за хреновы горы.

Ну и дьявол с ними! Брат взялся за первое попавшееся дело. Первым попался мелкий строительный подрядчик из Назарета. Мельчайший. Работал, как правило, один. Выполнял чёрную работу на стройках: уборка мусора в конце работ, рытьё ям, иногда – простые малярно-штукатурные работы. В это время работы было много, и он взял к себе двух помощников. Работали вместе несколько месяцев. Отношения сложились приятельские. Когда брат нашёл работу по специальности, бывший хозяйчик продолжал заходить в гости. Благо, он постоянно ошивался по Нацрат-Илиту в поисках работы.

Кстати, таская в кармане старую бумагу и охотно показывая её всем, кто хотел его слушать. По его словам, это было удостоверение его деда на право владения всей землёй, на которой стоит Нацрат-Илит. Выданное ещё турками.

Они дружили семьями. Вместе ездили на море. Мне показывали фотографии, как они купаются. Жена этого господина плавала в море в глухом чёрном купальнике с короткими рукавами и штанинами чуть выше колен и в чёрной косынке на волосах.

Ходили друг к другу в гости. Как-то мы отмечали у брата какой-то праздник вместе с этим приятелем и приведённым им ещё одним арабом, его приятелем. Пить эти мусульмане умеют куда лучше меня. Я там пил вино, они – водку.

Года этак с 1995 приятель перестал приглашать брата к себе. Это могло выйти ему боком. Визиты пошли в одни ворота.

У брата уже довольно давно своя мастерская с несколькими рабочими. Приятель-строитель ошивается вокруг его дома и дела. Иногда водит его машину, используемую для подвозки рабочих и развозки готовых заказов. Заодно промышляет себе работёнку в той промзоне, где работает брат.

Работа у арабских хозяев

В начале девяностых многие новые репатрианты, заехавшие в Нацрат-Илит за дешёвым жильём, находили работу в Назарете. От уборки домов и прочих мест до работы более-менее по профессии. Я видел в Английской больнице уборщицу – бывшую медсестру. Она не хотела пускаться в процесс получения лицензии на работу по специальности. Потому что медсестрой сюда заведомо не возьмут, а с уборки выкинут. Видел русскоязычного инженера, стоявшего сторожем у большого универмага. И продавщиц в магазинах, и шоферов такси и автобусов. В автобусной компании взяли сколько-то водителей – новых репатриантов на маршруты, проходящие по Нацрат-Илиту.

Водители на тех автобусах так и работают. А многие другие с тех пор сменили работу. Массового делового сотрудничества что-то не вышло. В основном из-за понижения уровня при устройстве в арабский бизнес.

Но арабские политики ещё успели попробовать наварить на этом политический холодец. Одна дама работала в культурно-спортивном центре в Назарете режисссёром, руководителем театрального кружка. Ей дали сценарий новогоднего представления со следующим сюжетом. Русская девушка приезжает в Израиль; её тут обижают по-всякому злые еврейские хозяева, но арабский хозяин даёт ей хорошую работу и вообще тепло к ней относится. И всё путём, и тра-ля-ля. Дама послала этот культурный центр подальше.

Заплати налоги и спи спокойно

Однажды мне взбрело в голову получить возврат части налогов за прошлый год. Услышал, что полагается тем, кто платит страховки. Взял все нужные документы и поехал в местное отделение налогового управления. В Назарет. Мне там дали на заполнение здоровенную анкету, которую надо было заполнить дома. Потом, с заполненной анкетой, два раза приглашали прийти в другой раз, потому что нужного человека нет на месте. Я обнаружил, что на одних автобусных билетах уже хорошо потратился.

Наконец, попал к нужному чиновнику. Он ввёл мои данные в компьютер и сказал, что с меня причитается ещё 382 шекеля. У меня чавка отвисла. Как так, ведь зарплату рассчитывал бухгалтер, и налоги высчитывал? Только не учитывал, что я плачу страховки. А усатый дядька показывает на экран дисплея: вот, написано. И выписал мне платёжку для оплаты на почте. Пришлось уплатить: с этой конторой шутки плохи. И забыть туда дорогу.

Возможно, на это и было рассчитано. В газетах постоянно пишут, что арабы укрывают от налогообложения кучу денег. Откуда у газетчиков эти сведения – чёрт их знает. Я этого не знаю. Но есть статистическая информация об общих суммах собранных налогов по городам и районам. Арабские населённые пункты в ней смотрятся как-то слабо.

Примечания

  1. Какой ехал - такого встретил (укр.)


К оглавлению.