Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 8

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 8

Содержание

Арабская торговля

Наличие в десяти минутах хода города, где в субботу и праздники не прекращается торговля – удобно. Тем более что туда ходит автобус – тоже и в субботу, и в праздники. Это раздражает ревнителей религиозных традиций, но радует тех, кто не хочет их соблюдать. Забыл что-то купить перед субботой? Иди вниз и покупай.

Этот феномен был осознан арабской торговлей мгновенно, пока еврейская в массе своей ещё чухалась, стараясь перевоспитать этих чёртовых новых репатриантов. На арабских магазинах мгновенно появились вывески на русском языке. Смешные, корявые, но понятные («Свинос мясо» и т.п.). Вдоль дороги, ведущей сквозь Назарет и Яфию в Хайфу выросли за два года новенькие магазины всего на свете. По дороге не работу и с работы заходи и покупай.

Маца

Нацрат-илитский анекдот. Пасхальная неделя. В пекарне на улице Павла шестого сидит араб и ест мацу. Соседи смотрят на него как на психа, участливо спрашивают о причине. Пекарь отвечает, что никак не может поесть хлеба. Только испечёт – тут же налетают евреи и всё покупают. Вот и приходится пробавляться мацой – есть хочется.

Кстати, через десять лет, уже в Ариэле, я услышал рассказ одного старожила, выросшего в Яфо. Он был хорошо знаком со знаменитой семьёй Абулафия – владельцами большой пекарни на самой границе Яфо и Тель-Авива. На пасхальную неделю они закрывали пекарню, чтобы не вводить соседей в грех. На Пейсах евреям нельзя есть дрожжевой хлеб – так пусть и не едят.

Красивая интифада

По трассе моих походов на базар в Назарете был небольшой рыбный магазинчик. Его хвалили. У нас не было денег на свежую рыбу, кроме целых тунцов по 6 шекелей за килограмм, добываемых на базаре. Но однажды я зашёл в тот магазин – просто посмотреть, что почём. На стене висела картина. На ней были два араба – один на лошади, другой пеший. Оба крутили над головой пращи с камнями. Я спросил: «Это что на картине – интифада?». Мне ответили, что это красиво. Я вышел, не посмотрев на их рыбу.

Постер ко Дню земли

В первый же наш поход «вниз» родственник упомянул, что есть такой День земли, когда сюда ходить не надо – могут обкидать камнями. Кого-то не предупредили. А кто-то не мог не прийти в этот день, близко примыкающий к Пейсаху, потому что шёл на работу. Некоторые люди получили порцию камней – пока мелких, причём бросаемых детьми.

Каждый год после подписания ословского соглашения камни становились крупнее, а орясины, их бросавшие, старше и организованнее. Людям портили машины и наносили мелкие (пока) травмы. После каждого такого «дня» евреи пару дней не ходили в Назарет, потом опять начинали.

Но весной 1994 года доктор Гольдштейн ценой своей жизни сорвал еврейский погром в Хевроне (см. книгу Моше Фейглина «Там, где нет людей»). Естественно, пресса объявила его чудовищем и чёрт-те-кем.

Во всех арабских населённых пунктах вспыхнули массовые беспорядки. В Назарете побили витрины того самого большого универмага, банка hа-Поалим, забрасывали камнями междугородные автобусы.

Тем, кто работал в Назарете, позвонили с их работ и сказали, чтобы не приходили. Я как раз должен был идти в Английскую больницу на проверку. Но идти было немыслимо: даже такси туда не ехали. Пришлось позвонить и попросить очередь на другое число.

Через неделю все ещё сидели по домам и не совались в это бешеное место. И вдруг стали просачиваться слухи. Каких-то людей позвали вернуться на работу, присылали за ними такси за счёт хозяев. И просили этих людей всем соседям рассказать, что их рады будут видеть в Назарете. Оказывается, без денег, ежедневно оставляемых там жителями Нацрат-Илита начали явственно загибаться магазины. А за ними и их поставщики, и прочие связанные с ними бизнесы. Мы почувствовали свою силу. А ещё ощутили особенность арабской ментальности.

Они на полном серьёзе думают, что одних и тех же людей можно некоторое время стараться убить, потом снова с ними мирно соседствовать, потом снова пытаться убить. И что в промежутках между войнами сторонам можно и нужно жить, как будто всё в порядке. Дружно и спокойно. Что не помешает в своё время убить соседа.

Реальность, знакомая по работам этнографов о диких племенах Африки и Новой Гвинеи. Базар – нейтральная зона, где все должны быть мирными и дружными. Все прочие места – зона охоты каждого за каждым. Сколько тысяч лет тянется тут эта бодяга?..

Друзы

Деревня на севере

На очередном дежурстве в гражданской охране потребовался человек – поехать вторым номером на машине за пределы города. Полицейские по стране по одному не ездят. Я поехал.

Цель поездки – доставить на работу сержанта-друза, у которого нет машины. Он жил в большой деревне недалеко от Кармиэля. Приехали. Деревня состояла из больших и очень красивых двух-трёхэтажных домов. На всех вывесках крупно было написано по-арабски и … всё. Может, я плохо смотрел, может, на иврите было написано мелко – но я иврита не видел. Даже на вывеске отделения банка hа-Поалим, которую ни с чем не спутаешь из-за специфического логотипа. Не для кого писать на иврите. Чужие здесь не ходят. Потому что смотреть не на что, дешёвых товаров нет и проезжая дорога в стороне.

Сержант выглянул из окна второго этажа своего дома. Через минуту был на улице, и мы вернулись.

И сейчас, попадая во время дежурств в наше полицейское отделение, я каждый раз вижу одинаковое действо. Старшина вечерней смены организует развозку по домам и подвозку на работу безмашинных полицейских – друзов и бедуинов, живущих на севере. В этой стране, где каждая шушера норовит иметь машину – независимо от реальных потребностей и возможностей – друзы как-то обходятся. Не все, конечно. Просто машина у них – не главное в жизни. Деньги идут на семью, на дом, на образование.

Друзская деревня - вид из Кармиэля

Община

Друзы – отдельная религиозная община, ставшая отдельным народом. С одиннадцатого века, когда главы некоего рода приняли к себе проповедника нового знания, они стоят в глухой обороне против соседей. И ни с кем не роднятся. Браки – только с единоверцами. Друза за женитьбу на иноверке выгоняют из общины. Женщин за это могут убить. Что и случается время от времени.

Прозелитов не берут, так что стать друзом невозможно. В чём суть их веры – никому не рассказывают. Англичане упёрли сколько-то их священных книг и выставили в музее. Желающие могут поинтересоваться. Я не желающий.

Военные

Как всякое меньшинство в наших средневековых краях, друзы должны были постоянно драться за свою жизнь. Это сделало их лучшими воинами в регионе.

Файл:Druzememorial.jpg
Мемориал павшим за Израиль в друзской деревне Далият hа-Кармель

Служба в ЦАЃАЛе

В 1947 году главы друзской общины сообразили, что в надвигающейся войне соседи-арабы и войска Сирии их истребят. И вступили в союз с евреями для совместной самозащиты. Кстати, так же поступили три бедуинских племени из Галилеи и черкесская община.

Некоторые кланы друзов поставили на другую лошадь и договорились с сирийцами. Так что в нашей Войне за независимость друзы из Земли Израиля были не только на нашей стороне.

Но с момента победы Израиля все друзские кланы присоединились к соглашению. На них распространяется закон об обязательной военной службе. В сочетании с традиционной воинственностью это даёт культ военной службы среди друзов. Они стараются попасть в самые боевые части и очень хорошо себя проявляют на войне.

Файл:Ayoub Kara.JPG
Аюб Кара

Я слышал, что вернуться из армии не в офицерском чине считается у них неудачей. Не знаю, насколько это достоверно, учитывая наличие в кнессете уважаемого депутата-друза Аюба Кары, который только сержант запаса.

Друзы разговаривают по-арабски и культура у них в общих чертах арабская. Воюют они тоже по-арабски, без оглядки на европейские моральные нормы.

Инструкция об открытии огня

Примерно в 2008 году на границе с полосой Газы произошёл страшный случай. Тринадцатилетняя арабская девочка пошла прямо на наших солдат, стоявших в заслоне. Ей кричали, чтобы остановилась, стреляли в воздух и т.д. – как положено по инструкции. Она явно слышала, но продолжала идти. Естественно было предположить, что на ней бомба для теракта-самоубийства. Не в первый раз.

Поэтому, строго по правилам, по ней был открыт огонь на поражение, а после поражения командир роты добил её выстрелом в голову. Потому что раненый террорист может привести в действие бомбу. Страшно и гадко, как и всё на войне. Ничего хорошего там не бывает.

Бомбы не оказалось. Скорее всего, девочку заставили идти под пули террористы – для провокации. Сразу же поднялся дикий вой – сначала в нашей левацкой прессе, потом в мировой. Израильская армия убивает детей!!! Офицера сразу же посадили. Был бы он евреем – тут бы ему и крышка. Впрочем, офицер-еврей предпочёл бы взорваться сам и угробить своих подчинённых, но не стрелять. Обливание дерьмом страшнее смерти.

Но тот капитан был друзом. За него встала вся община, побивая ультралевых демагогов их же оружием: не сметь открывать рот на национальное меньшинство! Человек делал всё, что от него требовали уставы и правила – и ничего сверх того. А делать, как приказано и идти за это в тюрьму – так не будет! И парня выпустили.[1]

Инструкция об открытии огня-2

Один мой знакомый работал в охранной фирме, сопровождающей грузовики с горючим, газом, ремонтные машины электрической компании и т.д. Во время «второй интифады» (2000-2002 г.г.) он ехал на таком джипе сопровождения через арабскую деревню в Самарии. Машины зажала толпа арабских хулиганов. Полетели камни, арабы подходили всё ближе. Вызвали по рации военных.

Пока что напарник моего знакомого, студент-друз, подрабатывавший во время учёбы, выставил в окно ствол автомата «Узи». Хулиганьё знало, что евреев за стрельбу сажают, поэтому не боялось. Один подошёл вплотную, схватил автомат за ствол и потащил к себе. Студент нажал на курок. Очередь снесла башку нападавшего.

Всех прочих немедленно сдуло. Зато появилась наша полиция. Студенту велели сдать оружие, выйти из машины и уже ладились надеть на него наручники.

Тут приехал командир батальона, контролировавшего этот участок. На «территориях» власть принадлежит армии. Командир выяснил, в чём дело и спросил полицейских, все ли у них дома. Человека надо представлять к награде, а они на него – наручники! Прогнал их вон, и груз с сопровождением поехал дальше.

Парню повезло. Не все дома в то время были у всего государства. Полицейские тоже попадали в переплёт за применение оружия против нападавших на них с ножом или дубинкой.

Проблемы с заработком

Друзы никогда не были богатой общиной. При турках им мешали жить нормальными промыслами. Приходилось заниматься контрабандой и разбоем. Союз с евреями снял многие проблемы, но денег не добавил. Земли мало, сельское хозяйство кормит слабо. Промышленности в друзских деревнях всего ничего. Кто туда деньги-то вложит?

При поиске работы на обычных заводах возникают проблемы. Друз без мундира выглядит как обычный араб. Так к нему и относятся потенциальные наниматели. А в качестве рабочего в арабском коллективе – неуютно. Гордому человеку, в армии командовавшему кем-то, ворочать столбы в компании не служивших в армии и не одобряющих это занятие арабов – как-то не того…

Многие друзы стараются остаться в армии по контракту. Или идут работать в полицию, или в управление тюрем. Там их с удовольствием принимают.

В результате в полиции много друзов. Гораздо большая доля, чем в населении в целом. В наших краях – ещё большая. У нас, на «территориях», полицейским больше платят, есть ещё что-то хорошее. К тому же очень в цене храбрость и знание арабского языка.

Однажды (уже в Ариэле) я был в экипаже полицейской машины, посланном на встречу с представителем палестинской полиции. Подробнее я расскажу об этом как-нибудь потом. В данном случае существенно, что встречаться с этим автоинспектором послали как раз друзов. Я караулил джип, они с ним заполняли какие-то бумаги по поводу аварии в черте города Шхема с участием подданного «автономии» и гражданина Израиля. Смотреть место происшествия поехали без меня, оставив подождать на воротах военной базы.

Пианино для дочки

Недавно во время дежурства полицейский-друз попросил меня помочь купить пианино для дочки. Желательно, «Беларусь», как посоветовала дочкина учительница музыки. Пианино, которые продают семьи новых репатриантов, стоют не дороже трёх тысяч, а подержанные пианино западных марок – от восьми и больше. Надо было поместить его объявление о покупке на русскоязычных сайтах в Израиле.

Порывшись по всяким «барахолкам», я наставил объявлений и насобирал телефонов тех, кто поместил объявления о продаже. Передал папаше талантливой девочки. Через некоторое время встретил его на дежурстве и спросил, какие результаты.

Ещё не купил. Трудно найти белое пианино. Почему белое? Жена приказала. Чтобы было в тон мебели.

Студенты

В последнее время многие друзы стали активно получать высшее образование. Я встречал в нашем ариэльском отделении полицейских-друзов, особенно офицеров, которые параллельно со службой учились в университете. И сейчас в нашем Университетском центре много студентов-друзов. Живут в общежитии, подрабатывают в охранной фирме в промышленной зоне Баркан. Кстати, фирма принадлежит друзу. С одним таким студентом я немного поработал вместе. Он учится на факультете архитектуры и строительства, чтобы потом работать в семейном строительном бизнесе.

Друзы-бизнесмены постепенно богатеют и начинают заниматься всеми видами дел, а не только традиционными для них – охраной, транспортом, строительством, ресторанным бизнесом. Но на другом полюсе – обнищавшие, опустившиеся люди. Наркотики, преступность. Идеальная почва для тех, кто ищет недовольных.

Проблемы общего характера

Из-за нехватки денег многие друзы продали свои дома и земельные участки мусульманам. В бывших гомогенных друзских деревнях и посёлках теперь смешанное население. В городе Шфарам, когда-то друзском, их теперь процентов пятнадцать. В огромной деревне Пкиин друзов пока большинство, но уже имеет место исламское движение. В 2007 году там были серьёзные беспорядки, переросшие в политический скандал.[2]

После ословских соглашений у многих возникло впечатление (правильное?), что Израиль сдаётся. Тому же моему знакомому другой друз сказал следующее. Пока у друзской общины союз с евреями, друзы воюют против врагов евреев. Но если этот союз кончится – друзы будут так же воевать с евреями. И пусть это знают, чтобы не было обид.

Примечания

  1. Суд освободил Илану Даян от ответственности за клевету
    Верховный суд удовлетворил апелляцию ведущей программы журналистских расследований "Увда" Иланы Даян, связанную с так называемым "делом капитана Р". Телеведущая признана невиновной в клевете, ей не придется выплачивать офицеру компенсацию и приносить ему свои извинения.
    В вердикте, вынесенном судьей Ривлиным, отмечается, что журналистка имела все основания считать свои источники достоверными. Суд напомнил, что на момент трансляции передачи военный трибунал еще не вынес приговор офицеру, а изложение событий соответствует материалам следствия.
    Как сообщает радиостанция "Коль Исраэль", суд оставил в силе вердикт иерусалимского окружного суда в отношении телевизионной компании "Тельад". Он признал, что переданный компанией в эфир анонс программы "Увда" содержал клевету в адрес офицера. Вместе с тем, сумма компенсации, которую компании предстоит выплатить, сокращена с 300.000 до 100.000 шекелей.
    Напомним, что в 2004 году офицер, известный как "капитан Р", командовал одной из рот в дивизии Газы. Его обвинили в незаконном использовании оружия после инцидента, в результате которого возле армейского опорного пункта была застрелена 13-летняя палестинка.
    Обвинения, согласно которым офицер произвел в девочку контрольные выстрелы, прозвучали и в выпуске программы "Увда", которую ведет Илана Даян. После того, как военный трибунал оправдал офицера и вернул его на командную должность, Р. подал в суд на журналистку, обвинив ее в клевете.
    В декабре 2009 года судья иерусалимского окружного суда Ноам Сольберг удовлетворил иск офицера. Он обязал Илану Даян и "Тельад" выплатить военному 300.000 шекелей, а также покрыть судебные издержки на сумму 80.000 шекелей. Судья добавил, что программа "Увда" должна сообщить, что в передаче про офицера Р. содержались неверные сведения.
    В феврале 2010 года, Даян обратилась с апелляцией в Верховный суд. Она заявила, что обвинение офицера в убийстве палестинской девочки – это не клевета в адрес офицера, а ее личное мнение. Журналистка также отметила, что вердикт Сольберга угрожает свободе прессы.
    Отметим, что в начале января 2012 года комиссия по назначению судей избрала Ноама Сольберга одним из новых членов Верховного суда. Представители радикальных левых организаций выступали против этого назначения на том основании, что судья проживает в поселении Алон Швут.
    NEWSru.co.il
  2. Менахем Раат Гроздья друзского гнева на сайте Мignews


К оглавлению.