Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Юлий Кошаровский●●Мы снова евреи●Предисловие

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Мы снова евреи
Характер материала: Исследование
Копирайт: правообладатель запрещает копировать текст без его согласия
Предисловие


Вместо предисловия

Весна, уютный зеленый уголок в центре Тель-Авива: 200 метров от моря и столько же от Дома Оперы. Мы расположились в уютном, просто обставленном салоне. Мы — это хозяева квартиры: Михаил Гробман, известный художник и коллекционер, его жена — Ирина Врубель-Голубкина, журналист и главный редактор русскоязычного журнала «Зеркало», огромный черно-белый волкодав, и ваш покорный слуга, который пришел к ним брать интервью для этой книги. В кругу моих интересов семейство Гробманов стоит несколько особняком. Они не принадлежали к кругам активистов сионистского движения и даже не поддерживали с ними особенных отношений. При этом они подали документы на выезд и уехали из Москвы одними из первых. Их провожала вся сионистская Москва. Им устроили отдельные, вторые проводы в Канадском посольстве, что по тем временам было явлением неслыханным, и легенды об этом еще долго ходили по Москве.

Миша — еврейский художник. Он был таковым всегда и международную известность в этом качестве приобрел еще в Советском Союзе. Активисты приходили к нему, чтобы посмотреть его работы и послушать его рассказы о еврейской культуре и еврейском восприятии мира. Слушать его — одно удовольствие.

Легкий морской бриз слегка колышет занавеску на открытом окне, на столе дымиться черный терпкий кофе, Миша удобно располагается на диване, облокотившись на верного волкодава, и мы приступаем.

— Как вы воспринимаете еврейство, Миша?

— Я не особенно верю в кровь. Евреи первые объявили, что главное — это вера, идея, судьба. По-моему, евреи — это цивилизация. Человек принимает это на себя — он еврей.

— Светский еврей тоже?

— Разумеется. Более того, в Израиле мы наблюдаем, что светские зачастую проявляют себя евреями в большей степени, чем ультра-ортодоксы. Те уже довольно далеко отошли от еврейства, закостенели…

Еврейская цивилизация построена на постоянном поиске правильных вопросов, в отличие от других цивилизаций, которые ищут правильные ответы — он вздохнул, сделал небольшую паузу — а это чаще всего приводит к катастрофе. Поиск правильного ответа есть отрицание Бога, потому что правильный ответ может быть только у него. У человека не может быть правильного ответа, он слишком мал для этого. Евреи это поняли раньше других, может быть самые первые. Они поняли, что искать нужно правильные вопросы…и они уже тысячи лет это делают: ищут правильные вопросы, на которые есть много разных правильных ответов. Весь Талмуд построен на этом. В этом и состоит принципиальное отличие иудаизма от христианства и ислама.

Есть Господь Бог или нет его, это уже не имеет значения, …раз его придумали, значит он есть, он существует в сознании людей…всемогущий, вездесущий и бесконечный.

Еврейская цивилизация — это цивилизация многих правильных ответов, иногда противоречащих друг другу, на один вопрос. Еврей он скорее не по крови, а по духу…он ищет, он всегда сомневается, даже если знает очень много.

Мне вдруг вспомнилось из Галича: «Бойся тех, кто знает как надо».

— Шестидневная Война каким-то образом отразилась на вашем жизненном пути?

— Я не принадлежал к тем людям, которые проснулись из-за Шестидневной Войны…

— Я принадлежал к таким людям.

— Ну, это сионисты нового набора. Для меня Израиль всегда был мечтой, идеалом, этаким земным раем … и я своих убеждений не скрывал — я был сионистом всегда.

— Реальный Израиль вас не разочаровал?

— Не было такого, чтобы произошло вдруг разочарование… Мы приехали еще молодыми, с двумя крошечными детьми, получили помощь, которая тогда полагалась. Нас приняли нормально.

— А вас, Ира?

— Понимаете, разочарование для людей, которые приехали сюда из закрытого общества, состояло в том, что советская пропаганда и наше умение читать между строк умудрились создать у советских людей идеальную картину западного общества. Люди забывают, что человеческая природа везде одна. Они приезжают, и начинают мерить новое общество по самым высоким стандартам. А оно — нет…оно нормальное. Это главный шок любой эмиграции, особенно такой неопытной как русская.

— Как вы стали еврейским художником, Миша?

— Еще в молодости я знал, что быть евреем, это счастье. Я тогда верил в пришествие мессии, это очень хорошо накладывалось на светлое будущее, коммунизм…в него я тоже верил. Мне нравилось, что евреи это сила, это мощь, это красота …это первая религия, материнская для христианства и ислама… Мы, конечно, не афишировали соблюдение еврейских праздников, но я все равно гордился, что наш Пэсах раньше русского. Я всегда гордился тем, что я еврей. У любого человека, который пишет или рисует, так или иначе отражается то, чем он живет. Поэтому довольно рано у меня стали появляться еврейские темы, еврейские отношения, а Маген-Давиды и другие еврейские символы в моем рисовании появились чуть ли не в детском возрасте… Надо сказать, что символ это одна из самых устойчивых и распространенных вещей и понятий. Вот на горе Хеврон до сих пор стоят три деревни, в которых сохранились еврейские элементы… еще с тех времен, когда их жители были евреями. Эти еврейские символические элементы обладают огромной силой, они всегда как-то остаются где-то, оставляют свои следы… У меня у единственного из молодых художников России был тогда статус еврейского художника, если не считать нескольких идишистских художников, которые уцелели… Каплана, Горшмана, Аксельрода… Я был официально еврейский художник.

— Вы были сионистом, но с сионистскими кругами особенных отношений не поддерживали… — Сионистские круги ко мне приходили, чтобы смотреть работы еврейского художника. Их приводил Израиль Борисович Минц и другие… Я мог читать им стихи, показывать картины, но не дружить…у них был такой культурный уровень…

Мишино описание еврейства вполне вписывается в современную модель еврейской идентичности. Правда, эта модель не единственная. Наш мир многолик и разные группы евреев живут, выглядят и определяют себя по-разному. Одни подчеркивают религиозные элементы, другие культурно-исторические, третьи — этнические. В этом нет ничего удивительного, если учесть 2000 лет рассеяния, 100 поколений, которые разные группы евреев прошли по различным культурно-историческим и географическим траекториям, рассеявшись при этом практически по всему свету. Удивительно то, что мы при этом сохранились и продолжаем воспринимать мировое еврейство как культурно-историческую общность, народ, цивилизацию.

В интервью с Мишей я высказался в том духе, что наши родители хотели сделать из нас хороших русских технократов и что наше поколение настолько ассимилировалось, что мы по языку, культуре, образу мышления, поведению стали русскими и многие уже где-то мечтали стать ими окончательно. Миша улыбнулся и сказал: « Невозможно, не получилось бы — слишком глубокие корни».

У моего народа сложилась непростая историческая судьба. Являясь родоначальниками доктрины единобожия, еврейские духовные лидеры скептически относились к пророкам новых вариантов монотеизма. В результате, несмотря на то, что и христианство и ислам признают еврейское вероучение («Ветхий завет») в качестве своего первоисточника, отношение к евреям, которые не пожелали принять новых пророков и новые истины, было зачастую дискриминирующим и враждебным. Нашим предкам пришлось испытать много преследований, огня и крови за свое инакомыслие…

Современный нам еврейский мир во всем его многообразии развился на идеях еврейского движения просвещения, возникшего около 200 лет тому назад. Еврейское просвещеннее в свою очередь возникло под влиянием европейского движения просвещения и в результате тех изменений, которое оно вызвало в европейском сообществе. С возникновением и развитием движения еврейского просвещения, под влиянием его взлетов и падений, удач и поражений, на древе еврейской истории из более-менее единого ствола появилось множество новых ветвей. Это очень мощное древо, его корни уходят на глубину тысячелетий и разбросаны практически по всем странам и континентам, и оно продолжает шелестеть своей широкой ветвистой кроной на ветрах истории. Двум страшным силам двадцатого столетия — фашизму и коммунизму удалось нанести этому древу глубокие раны, но оно выстояло и сумело найти достойный ответ брошенному вызову: воссоздало независимое еврейское государство и спасло от исчезновения евреев Советского Союза — одно из самых многочисленных и образованных колен израилевых.

Нам довелось родиться в стране, в которой на протяжении всей жизни нам активно внушались единственно верные истины и единственно верные, «правильные» ответы на все возможные вопросы. Нас освободили от царской деспотии и унижения, но только для того, чтобы лишить нас нашей культуры, языка, связи с другими частями нашего народа и ассимилировать. Нам внушали, что мы не народ, а некая аморфная общность, и что между нами и евреями Америки, Европы и других стран нет ничего общего, кроме давнего происхождения. Нам дали возможность учиться, но закрыли на замок наш разум. Шаг влево, шаг в право — расстрел: это стало законом у поколения наших отцов. Психушки, тюрьмы и «гулаги» стали уделом инакомыслящих нашего поколения. Власти безжалостно отрубали нашу ветвь от еврейского древа. Три поколения мы жили без его живительных соков, но обрусевшие и окультуренные, сами толком не понимая, кем мы стали, мы сделали свой еврейский выбор.

Евреи в Израиле, Соединенных Штатах и других странах протянули нам через океан свою руку помощи, которая стала нашим мостом в свободный мир. Она не устала и не провисла под напором глобальных потрясений, холодной и горячих войн, детанта и злой воли «империи зла» на протяжении тридцати лет. Более двух миллионов прошли по этой руке к своей новой судьбе.

Это была захватывающая и красивая борьба, давшая миру много примеров истинного мужества и благородства и ставшая, наряду с воссозданием Израиля и Шестидневной войной, признанной всем миром славнейшей страницей современной еврейской истории. Теперь пришло время разобраться, как это произошло и почему. Каким образом Шестидневная Война пробудила среди советских евреев, изолированных за «железным занавесом» от остального еврейства и ассимилированные уже в третьем поколении, тысячи и тысячи пассионариев, вступивших в бескомпромиссную борьбу за свое национальное возрождение и возвращение к своему народу? И почему этого не произошло после воссоздания Израиля? И почему на их борьбу с такой страстью и самоотверженностью откликнулись евреи США, Франции, Англии, Австралии и Южной Америки? И почему они не сделали этого во время Второй Мировой войны? Как случилось, что Советский Союз, имевший в своем распоряжении самую страшную машину подавления и опыт уничтожения миллионов своих граждан, не смог расправиться с несколькими тысячами еврейских борцов, единственным оружием которых была вера в свою правоту и несгибаемый дух? На эти и множество других вопросов я попытаюсь представить множество «правильных» ответов в этой книге — она об истории возникновения и борьбы сионистского движения в Советском Союзе. До полной победы.

Без краткого экскурса к истокам нам не обойтись. Те, кому эта тема знакома, могут без большого ущерба для себя отправиться напрямую в 1948 год, к возникновению Израиля и еврейской политике Сталина. Тех же, кто хочет лучше ощутить историческую перспективу и основные векторы нашего исторического развития я приглашаю последовать за собой, к корням современного еврейства.