Новый сайт всех книг и материалов Пинхаса Полонского http://pinchaspolonsky.org/

Пользуйтесь, спрашивайте, присылайте критику для улучшения сайта


Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 13

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 13

Содержание

Ариэль и его соседи

Вид на город с Иерусалимского проспекта

Ариэль сидит на Транссамарийском шоссе. Дорога на запад, к Петах-Тикве и Тель-Авиву, проходила раньше через деревни Бидия и Месха. Собственно, проходила мимо этих деревень, когда её проектировали и строили. Но жители деревень бодро понастроили вдоль шоссе домов с магазинами и прочими заведениями. И объездная дорога превратилась в главную торговую улицу. С вывесками, само собой разумеется, на иврите и русском. «Мясо», «Овощи-фрукты», «Стоматолог»…

Старожилы рассказывали, что пытались не допустить этого строительства, ездили бить им стёкла. Но не преуспели. А военные власти, бдительно следящие за законностью еврейских строек, с арабами иметь дело не захотели. В то время уже строился новый участок шоссе от «зелёной черты» до Ариэля – мимо этих деревень. Как у нас положено, посреди работы подрядчик обанкротился, объявили новый конкурс, бумаги возили на пьяной черепахе туда-сюда-растуда, работа стояла… А люди ездили через деревни с потенциалом камнеброса.

Не гонялся бы ты, поц,[1] за дешевизной

Перед магазинами и ресторанами часто можно было видеть машины с жёлтыми (израильскими) номерами. Некоторые жители Ариэля и соседних посёлков предпочитали покупать там из-за низких цен. Соседи рассказывали, что в прошлые времена ездили за покупками даже в Сальфит – деревню, сидящую на той же горе, что Ариэль, на противоположном склоне. В наши времена туда никто уже не совался. В нескольких местах около шоссе стояли памятные плиты с надписью, что в этом месте тогда-то террористы убили такого-то человека.

Я смотрел из окна автобуса и думал, каким надо быть бедным, чтобы переться сюда за покупками. Или каким жлобом. Впрочем, миновать эти деревни всё равно было нельзя. Так что остановки у магазинов мало что добавляли к постоянному риску.

А народ в религиозных посёлках и впрямь бедный. У них принято иметь помногу детей. Некоторые вообще не ограничивают рождаемость: сколько Б-г пошлёт, столько и надо. Понятно, что при этом в семье один работник – отец (если есть работа). Вот и корми семью на одну зарплату, какую Б-г послал…

Кстати, примерно через месяц после нашего переселения в Ариэль случилась история как раз на эту тему. Семья дураков – папа, мама и двое детей – приехали в Бидию делать покупки. Мама пошла в одёжный магазин. Папа заскучал и решил пока что заскочить в продуктовый. Детей оставил в машине и пошёл.

Машину немедленно угнал вор. В деревне Хауара, на полпути до Шхема, он обнаружил на заднем сидении детей. Испугался, бросил машину и сбежал. Старший мальчик вышел из машины и попросил прохожих позвать полицию. Позвали палестинскую полицию, те позвали нашу, машину с детьми вернули ненормальным родителям. Могло много раз плохо кончиться – на любой стадии этой истории.

Арабская торговля на въезде в Ариэль

Возле Ариэля есть небольшая площадка, административно относящаяся к городской территории. Там стоит гостиница, бензоколонка и бывший банкетный зал (в нём теперь что-то другое). По периметру этой площадки со стороны дороги стоят арабские магазины. В 1998 году они были небольшими. Одно из заведений – аптека. Видимо, удобно для туристов, живущих в гостинице. Если вдруг надо купить лекарство, вот оно – под рукой.

Я не знаю, есть ли у того аптекаря договор с нашими больничными кассами, чтобы продавать со скидкой лекарства по рецептам. С некоторых пор рядом с аптекой завёлся зубной врач.

Но главный бизнес там – овощи-фрукты и стройматериалы. Два арабских овощных магазинчика, стоят друг против друга через дорогу в двухстах метрах от въезда в Ариэль. Там постоянно находятся солдаты, так что жители Ариэля и соседних посёлков не боятся в них заходить. Они растут вместе с городом.

Сначала они добавили к ассортименту прочие продукты. Потом один завёл у себя мойку машин, другой – харчевню. И т.д., и т.п. Сейчас оба эти хутора представляют собой полноценные торговые центры. Там ощутимо дешевле, чем в магазинах Ариэля. Но хозяева не увлекаются демпингом. Держат цены ровно настолько ниже, чтобы это чувствовали покупатели.

Говорят, эти купцы имеют некие заслуги перед Израилем, поэтому им дали тут хозяйничать. Ещё говорят, что они отстёгивают от своих доходов оброк террористам. Как и все арабы в Иудее и Самарии. Зато не платят больше никаких налогов.

Граница на замке

Там, где дорога пересекала «зелёную черту», стоял военно-полицейский блок-пост. Его задача – не пускать с «территорий» в «старый» Израиль тех, кому туда нельзя, а обратно не выпускать тех, кто проник туда незаконно или что-нибудь нарушил. Например, украл машину.

Система документов

Арабу, живущему на «территориях» нужно разрешение, чтобы пройти внутрь «зелёной черты». Они ведь иностранцы. У некоторых (немногих) есть гражданство Иордании, у большинства прочих нет никакого. Разрешения выдают военные власти. Точнее, тот отдел, который заведует организацией жизни на «территориях». Он называется гражданской администрацией.

Понятно, что для получения разрешения житель «территорий» должен, как минимум, не быть известным нашим властям как вор–мошенник–сукин сын. Желательно также не быть террористом. Все сведения о каждом жителе страны содержатся в компьютерах полиции и армии и находятся через терминал по ключу «номер удостоверения личности». Если кто-то когда-то в чём-то плохом был замешан, об этом остаётся след в базе данных. Разглашение этих данных строжайше запрещено. Только для сведения сил охраны правопорядка.

Удостоверения личности у «территориальных» арабов примерно такого же образца, как у нас (форма унаследована от времён британского мандата). Только есть дополнительная графа – имя деда. Система нумерации тоже такая же. Девятизначные номера, начинаются на 9 или (в последнее время) на 8.

Когда документы им выдавала наша гражданская администрация, они были в оранжевых пластиковых обложках с гербом израильской армии. Когда стала выдавать администрация «автономии», обложки стали зелёными, со стилизованным древнеегипетским орлом. Изнутри они зелёные, с каймой цветов арабского флага. Всё это помогает быстро отличить документ жителя «территорий» от израильского документа, с голубой шкуркой, изнутри салатно-зелёного или (для жителей – неграждан) оранжево-розового.

Переход через "зелёную черту"

Со стороны «старого Израиля» около самого поста стояла пара домов арабского вида. Около них был блок торговых помещений, где торговали продуктами и растениями (цветы в горшках, рассада, саженцы деревьев). Со стороны Самарии был большой пустырь. На нём по утрам собирались арабы, намеренные работать внутри «зелёной черты». Туда их привозили арабские канареечно-жёлтые такси с зелёными номерами и прочие подвозки.

Там работодатели забирали их в свои машины и везли через КПП «вниз», в сторону моря. Вечером оттуда же они разъезжались по домам. Само собой, там же работали киоски с едой и питьём (в основном для ожидающих работяг). Имел место небольшой овощной базарчик, фантастически дешёвый. Там удобно было покупать, возвращаясь с работы на своей машине. Место было в считанных метрах от наших солдат, так что вроде бы безопасное. Некоторые арабы проходили через КПП пешком и садились в автобусы и машины уже внутри «зелёной черты». Там тоже была площадка для сбора работников.

Довольно скоро я заметил одно, скажем, явление. Блок-пост стоял между двух частей бывшего холма, который прорубили для дороги. По обе стороны от дороги по холму шли цепочки людей в сторону моря, мимо проверки. Солдаты на КПП старались не смотреть в их сторону. Никому не было охота оказаться нарушителем мира, из-за которого испортились бы чудесные отношения с «автономией». А кого они там взорвут – дело уже совсем другое…

Проезд на транспорте

Автобусы и маршрутки, ходившие между Ариэлем и «низом», не имели права брать пассажиров – арабов с «территорий». На тех остановках, где был шанс посадки такого пассажира, водитель обязан был проверить документ у людей неясной принадлежности. Однако водители маршруток сажали арабов, если имели какое-то основание их не опасаться. Хрен их знает, какое в каждом случае.

Как-то я ехал, сидя за спиной строительного подрядчика из Сальфита, который жаловался на высокие израильские налоги своему соседу по сидению. Он слез перед въездом в Ариэль и пошёл пешком по дороге в свою деревню.

А в другой раз в Петах-Тикве, на улице Штампера в автобус сел араб, которому надо было до последней остановки Эльканы (то есть до Месхи). Одна из пассажирок потребовала, чтобы водитель проверил его документ. Документ был зелёный. Пассажирка потребовала ссадить араба, потому что кто его знает, что он сделает, подъезжая к своему месту назначения. Водитель мялся и жался, ему было неудобно. Тогда пассажирка потребовала высадить её. Арабу стало коломытно, и он сошёл в конце улицы.

Свежий человек может подумать, что эта дама плохая, что случай дико некрасивый. Многие так и думают, ведомые здоровым инстинктом уважения ко всем народам и религиям. Вот на этом они нас и делают. Во всех автобусах, что взорвались в наших городах, побывал араб с бомбой, которого впустили туда.

Что может натворить даже один террорист с ножом или кастетом, а тем более со стволом в автобусе, полном пассажиров? Там нет охранника. Некому за ним приглядеть и, при случае, помешать. Поэтому есть правила безопасности. Хочешь жить – соблюдай их. Не мы начали эту волынку, а они. Вот им пусть и будет стыдно.

Арабы из Самарии в Ариэле

В Ариэль тоже впускают некоторых арабов из соседних мест. У каждого – долговременное разрешение на работу, пропуск в город, который проверяют утром сторожа на въезде. Когда мы приехали в город, прямо перед нашими окнами в овощном магазине работал такой араб. Ещё парочку я вскоре увидел в автомастерской.

Большей частью это работники строительства и уборки. Строительные подрядчики не могут обойтись без дешёвых работников. И городские власти разрываются между соображениями безопасности и охраны общественного порядка. Когда начинаются неприятности, и арабов в город пускать нельзя, на стройки нанимают иностранцев. На наших стройках работали таиландцы и китайцы, румыны и турки. В отношении этих людей нет опасений, что они кого-нибудь убьют или устроят диверсию.

Но арабы вечером идут домой, а иностранцы тут живут. В недостроенных домах или вагончиках – «караванах». Плохо живут, и нам стыдно. А они в нерабочее время ходят по городу и занимаются своими делами. Китайцы норовят подработать сверх основной работы и затевают ремонты у заказчиков на ночь глядя. Румыны пьют немного больше, чем надо и иногда валяются пьяные на улице.[2]

Кроме того, есть концепция, что надо дать арабам заработать, чтобы их не тянуло воевать. Верна ли эта концепция – пока окончательно не ясно. С одной стороны, надо человеку с чего-то жить. Если у него нет работы, он наймётся в банду – для прокорма. А если у него есть нормальная работа в нашем хозяйстве, он не захочет её потерять.

С другой стороны, с каждой зарплаты, заработанной арабами у наших предпринимателей, идёт налог на террористические организации. Без этих денег – кто знает, не было ли бы спокойнее жить?

Примечания

  1. Это не описка при цитировании Пушкина. Поп и работник его Балда тут не при чём. "Поц" (פאץ) означает на идиш распоследнего дурака. Буквальное значение этого слова приводить не буду за непечатностью.
  2. С тех пор, как это было написано, Румыния вступила в ЕС. Теперь румыны ездят работать не в Израиль, а в западную Европу.


К оглавлению.