Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 3

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 3

Содержание

Арабский подрядчик и его постройки

Прожив в стране год, мы собрались покупать квартиру. В городе было построено три новых района. Один строила компания, принадлежащая кибуцному движению, два других – подрядчики-арабы из Назарета. Получив разрешение на ипотечную ссуду, мы с женой пошли к подрядчику заключать договор о покупке.

Подрядчик Абд уль-Кадр сидел в пригороде Назарета Яфиа. Граница между ними давно заросла домами. Слезли с автобуса ещё в Назарете, спустились по крутой улочке и пошли к конторе мимо высоких жилых многоэтажек.

Контора – большой двухэтажный особняк. Тут были и кабинет хозяина, и приёмная, и штаб строительства, и небольшой инженерный отдел. Практически все руководители в фирме – родственники хозяина. Секретарши – дочка и племянница босса. Все в европейской одежде, несмотря на мусульманские имена.

Банк давал ссуду на 90% цены квартиры. Где взять ещё 10%? Для новых репатриантов это были небывалые деньги. Подрядчик это знал, поэтому написал в договоре такую цену, что её 90% - это полная цена квартиры. - А где же мы возьмём разницу? – Не берите нигде, вы это не заплатите.

Мы подписали протокол о намерениях и поступили в обработку работнику по обслуживанию клиентов. Парень взял с нас задаток – тысячу шекелей, выдал расписку и попутно вёл беседу, мягко поправляя ошибки в иврите и объясняя некоторые арабские выражения. Чувствовался профессиональный учитель. Да, окончил университет по специальности «преподавание иностранных языков». Знает английский, французский, немного испанский. Кто мог знать, что понадобится русский? Теперь вы идёте туда-то, потом туда-то и т.д. Домой он нас отвезёт.

Вышли. У двери стоял огромный «Мерседес». На этом поедем? Нет, на «Субару». А та машина – брата хозяина, миллионера. Стоит $100,000.

Оформили в банке ссуду, вернулись к Абд уль-Кадру с платёжными поручениями. Он написал расписку в получении денег и записал, что на столько-то денег выполнено работ самим покупателем. Как раз на те 10%. Волки сыты, овцы целы. Теперь можно было подумать, как накормить овец.

Срок вселения – сентябрь 1992 года. Съём квартиры, где мы жили, кончался в июне. Снимать другую – меньше, чем на полгода никто не сдаст. И маклеру платить… А денег не было. Дом, вообще-то, был уже готов. Пошли к подрядчику просить разрешения на досрочный въезд.

Подрядчик позвал своего двоюродного брата – старшего прораба на проекте. Мы были согласны таскать воду вёдрами от родственника и освещаться свечками. Нам сказали: «Без воды вы как-нибудь обойдётесь. А без канализации?». И тут же позвали бригадира инсталляторов. Он сказал, что подключит дом к городской канализации за два дня.

Дальше всё пошло легко. Вода – от рабочей сети на стройплощадке; там везде были протянуты шланги для строителей. Один такой шланг подали на вход водопроводной системы нашего дома.

Электричество – от строительного генератора. Заплатить 500 шекелей за полгода – и пользуйся без ограничения. Мы были первыми жильцами в квартале. После вселения подрядчик прислал нам букет цветов.

Почти год мы жили на стройплощадке. Продолжалось строительство (и переделка) других домов. Вокруг работали строители. Всё начальство было родственники и свойственники Абд уль-Кадра. Пара инженеров – из Одессы (они поселились в нашем доме, этажом выше). Рабочие-специалисты (электрики, плиточники) – из Назарета и рядом, а прочие работяги – из-за «зелёной черты». Всё было тихо и чисто, никто не боялся. Потому как бойся или нет – всё равно так и будет.

Зарплата этих рабочих с «территорий» только и могла вогнать себестоимость строительства в приемлемые рамки. Арабам с синими удостоверениями личности надо платить минимальную плату, а это уже в разы больше. Вообще-то, это незаконно. На территории Израиля нельзя никому платить меньше установленного минимума. Но никто не жаловался, а профсоюзы в Израиле – очень отдельная тема.

Когда начались беды с «территориальными» арабами, и исчезли дешёвые строители и сельскохозяйственные батраки, пришлось завозить таиландцев и румын. Без полубесплатного труда эти отрасли не живут.

Исламское движение - первые картинки

В один из челночных заходов в ипотечный банк я увидел необычную картинку. У сотрудницы, к которой я занял очередь, сидела парочка из фильма-сказки. Господин в восточном халате поверх костюма и в чалме на картонной основе. С ним была дама, вся в чёрном, с головой, со всех сторон покрытой куском чёрной материи. Сквозь это безобразие просвечивал белый платок. Вся прочая одежда была очень стильной и дорогой – жакет, юбка до пола, перчатки. По правилам, оформляя ссуду в банке, должны подписаться оба члена семьи. Вот и пришлось жене большого мусульманина выйти из дома, приняв необходимые меры.

К этому времени женщины в платках и квадратных арабских платьях (ширина в плечах и по подолу почти равна длине, которая до земли) уже стали обычной частью уличной картинки в Назарете и деревнях рядом с ним. Всего за год, как-то взрывообразно, их стало очень много.

Летом того же года я попал на три дня во Французскую больницу (небольшая операция). Телевизор мне был неинтересен, смотрел в окно. Под окном ходили местные люди. Вот вышла группа девушек – в той самой мусульманской униформе. Одна посмотрела в сторону, и я их узнал. Медсестры из отделения, где я был, окончившие смену. Только что они были в больничной зелёной форме, с брюками – вполне современные девушки конца двадцатого века…

Ещё через пару месяцев в автобус, шедший в Хайфу, влезло такое, что у меня как-то само собой в голове мелькнуло: «курбаши Тагай».[1] Выглядел он, как сейчас выглядят на фотографиях афганские талибы. Здоровенная чалма (настоящая, со свисающим концом), белая рубаха до колен, а на ней чёрная безрукавка. Арабы, даже традиционные, так не одевались и теперь не одеваются. Со временем эти басмаческие рожи стали встречаться чаще, иногда в сопровождении жён, покрытых, как та, из банка. В менее экзотическом варианте (из другой компании?) – бородачи в глубоких белых шапочках и галабеях (балахон до пят с длинными рукавами) и женщины с лицами, завязанными платками под самые глаза. Исламское движение, однако.

Ещё через год предстояли муниципальные выборы. На всех стенах были наклеены агитационные плакаты с портретами кандидатов в горсоветы и в мэры городов. В Назарете этих плакатов было три вида. Коммунисты – красный серпимолот и большая красная буква (не знаю какая, арабская). Исламисты – большой зелёный полумесяц со звездой и зелёная буква их списка. И – аутсайдеры – арабские националисты, лидер которых обнимался с Небритым. Этих плакатов было намного меньше, и сами они были меньше.

Я был по каким-то делам в Назарете и стоял на остановке, ожидая автобуса в Нацрат-Илит. Рядом ждала того же автобуса семья. Пожилой усатый господин в костюме без галстука, не очень молодая дама в хорошем европейском костюме, с короткой причёской, и девчонка лет шестнадцати. Упакованная по последней арабской моде – длинная юбка до земли, глухая блузка с длинными рукавами и в несколько слоёв накрученный платок. Ей было жарко. Краски в огромном количестве на юной мордашке уже начали расплываться.

Рядом остановилась машина, из неё вылез мальчик с пачкой листовок, вручил одну девчонке, вернулся в машину и она уехала. Девица проглядела бумажку и выкинула. Отец её спросил по-арабски, она ответила пренебрежительным тоном, причём последнее слово в ответе – «выборы» – произнесла на иврите. На бумажке были полумесяц со звездой.

Семья проехала половину Нацрат-Илита и вышла из автобуса в самом центре. Понятно, выборы в соседнем городе были не для них. Они выбирали горсовет Нацрат-Илита.

Демонстрация исламистов в Назарете. Фото © с сайта WorldNetDaily

Арабы в Нацрат-Илите

Изменение обстановки почувствовали и в Нацрат-Илите. В городе есть общественный парк (а в Назарете нету). Жители Назарета приезжают в Нацрат-Илит отдохнуть в парке. По-израильски отдохнуть – с мангалами, с громкой музыкой. Горсовет Нацрат-Илита годами собачился с соседями из-за денег на содержание парка, требуя, чтобы Назарет оплачивал часть расходов. Изменение состава населения «внизу» увеличило число гостей в парке. Бедняки из Назарета не могли поехать на море или на озеро Кинерет. Всей семьёй в такси или машину родственника – и в парк. А семья здоровенная, с кучей задиристых детишек. Шумели, мелко пакостили отдыхающим рядом евреям, дрались с еврейскими детьми. И мусора они оставляли ещё больше, чем израильтяне (невероятно, но факт).

Было время – в Назарете и христианских арабских деревнях Галилеи почти не было мусульман. В 1948 году беженцы из прибрежной полосы убежали, по большей части, не дальше галилейских деревень. Потом сказала своё слово демография. Христиане учились, занимались делами, а мусульмане плодились и размножались.

К моменту нашего приезда в Назарете было 60% христиан.

Строительный бум, совпавший с массовой репатриацией евреев из СССР, проявился и в арабских городах. На наших глазах Назарет и соседние с ним деревни стремительно застраивались новыми домами и шикарными деловыми зданиями, сливаясь в единую агломерацию тысяч на сто народу. Новые жители города, приехавшие за работой, были из мусульманских деревень Галилеи и «треугольника». Как правило, бедные и не очень образованные (в противном случае им и дома было бы неплохо).

Благополучные, зажиточные, образованные христиане Назарета вдруг обнаружили, что они в городе в меньшинстве. Вначале они затеяли строительство элитных кварталов вилл на окраинах. Слабо помогло: не все могли переселиться туда, да и недалеко ушли.

Новые соседи всё сильнее меняли стиль жизни в городе.[2]

Самые умные (и богатые) пришли к радикальным выводам. Одна моя родственница вскоре после приезда «нашла уборку» в доме богатого адвоката в Назарете. Поубирала там несколько месяцев, а потом хозяин уехал в Канаду. Вслед за своим братом, который уже там был.

Гуляя с друзьями по улицам Назарета, я много раз видел торчащие из окон флаги Бразилии, Аргентины, Уругвая. Их было слишком много для контор почётных консулов или каких-нибудь турагентов. Тем более что никаких вывесок на домах не было. Местные жители объяснили мне, что эти люди – граждане соответствующих стран. Обзавелись паспортами на всякий случай, но пока живут тут.

Спустя несколько лет моя жена училась на курсе в районе перекрёстка Чек-пост (около Хайфы). Все преподаватели там были арабы-христиане. Основной преподаватель группы между делом рассказывал кое-что о себе. Спустя короткое время я пошёл учиться на другой курс и встретил того же преподавателя. Жену он учил C++, меня - Visual Basic'у.

Из его рассказов следовало, что его сестра в Голландии. А он сам изучал архитектуру в университете и собирался после окончания тоже куда-нибудь на Запад.

Примерно тогда же началось постоянно усиливающееся переселение арабов-христиан в Нацрат-Илит. А за ними и арабов-мусульман…

Примечания

  1. Персонаж дурного советского фильма про басмачей.
  2. См. подробности в Aaron Klein. Muslims shout at Jesus' home: 'Islam will dominate the world'


К оглавлению.